Обмен электронных валют по самому выгодному курсу!
 


Kurbetsoft
Что сближает людей и расширяет наши горизонты

.Моя статья «Экология отношений» вызвала в читателях ожидаемые и в то же время совершенно неожиданные реакции, поэтому сейчас я хочу поговорить о том, что влияет на «поле зрения» наших глаз. Уж давненько я эту тему продумываю. 

В конце 70-х и до середины 80-х мне приходилось раз неделю ездить по работе из Беэр-Шевы – столицы пустыни Негев на юге Израиля – в небольшой городок Офаким. «Офаким» в переводе с иврита «горизонты». Тогда это понятие было у меня связано с проверкой «поля зрения», на которую мы, офтальмологи, посылали пациентов. 
Биологическая обратная связь  Всё кажется простым и понятным, когда ты молодой врач. Продолжаешь читать профильные журналы, уважаешь мнение старших коллег, с которыми есть возможность посоветоваться. И даже если здорово устаешь, всё равно каждый день воспринимаешь как интереснейшее приключение.
Но чем дальше, тем с более сложными случаями сталкивалась я в своей практике. Зачастую диагностически они совсем не представляли никакой сложности. Диагноз был неоспоримым, но что толку? Пациентам от этого не становилось легче. 
Во всех врачебных книгах рекомендовалось регулярно приглашать подобных больных на проверку и наблюдать, нет ли ухудшения. Об улучшении почему-то нигде не упоминалось. Я советовалась со старшими опытными коллегами, но и они говорили то же самое. Со временем до меня наконец дошло, что никакой консилиум ни мне, ни моим пациентам не поможет.  
Но мне было стыдно смотреть в глаза больным людям и объяснять, что они должны с определенными явлениями просто свыкнуться, потому что причиной их был стресс. Слово это уже и тогда было в обиходе. 
На этом наши консультации заканчивались. Всем было до боли понятно, что в глазных каплях, мазях, таблетках или уколах нет нужды, – они не помогут. 
Представьте себе человека, у которого на вас, как на врача, вся надежда, а вы отправляете его ни с чем. Даже без рецепта. Я была против «косметики» для больных, когда успокаивающие и снотворные средства выписываются только, чтобы успокоить, но не излечить. 
Клянусь, мне было стыдно, что после стольких лет учебы я не знала, что посоветовать пациентам. Ночами не спала от собственного бессилия. И тогда начались годы поисков и учебы. Я закончила все курсы по альтернативной медицине, какие только были в зоне доступа, не прекращая вести прием пациентов. Дипломы, как обои, могли полностью покрыть стены моего кабинета. 
Настоящим открытием и точкой переворота в подходе к работе с пациентами стали для меня курсы по биологической обратной связи. Эта методика в последние несколько десятилетий официально признана ценнейшим дополнением в диагностике и лечении множества заболеваний, в том числе в офтальмологии. 
Получив в руки инструмент, которого мне так не хватало в работе и о котором интуитивно догадывалась, я стала тренером по биологической обратной связи. 
Лечить не только тело  Мы направляем все наши усилия на болезнь, а лечить – исправлять, корректировать –  нужно отношения больного с теми, кто его окружает, с кем он взаимодействует на работе и в повседневной жизни. Изо дня в день наблюдая за своими пациентами, я видела, что многие из них уже и сами начинали осознавать: именно в этом причина их страданий. 
Однако при всём огромном желании далеко не всегда возможно применить в лечении методику биологической обратной связи. Страшное чувство знать, как помочь пациенту, но понимать, что он пока не способен пойти по этой новой для себя дороге.
Но, если это было возможно, результаты воспринимались мной и моими пациентами как чудо. Расскажу об одном из таких случаев. 

На прием пришла молодая симпатичная женщина. Она заранее знала, что как врач-офтальмолог я использую в своей практике очень действенный метод лечения – биологическую обратную связь. Кроме того, когда пациенты приходят по рекомендациям своих знакомых, между ними и лечащим врачом возникает доверие совершенно иного характера. 
Несколько часов назад один глаз у Яэль перестал видеть. Естественно, это ее очень испугало. Большая часть поля зрения в правом глазу как бы закрылась, перестала функционировать. Она почувствовала мою готовность ей помочь и рассказала, как это произошло. 
Оказалось, что во время урока, который проводила Яэль, один из учеников неимоверно злил ее своими выходками. Не зная, как его остановить, она так на него накричала, что весь класс замер, – никогда ничего подобного Яэль себе не позволяла. И в этот момент перед ее правым глазом появилось черное пятно. 
Как это принято в таких случаях, я закапала капли, чтобы расширить зрачки. Внимательно осмотрела глазное дно. И обнаружила, как и предполагала, небольшой отек сетчатки в правом глазу. 
Я не стала делиться с Яэль своим открытием, но предложила набросать голубым карандашом на листе бумаги, как дети сидели в классе относительно нее. Потом дала карандаш черного цвета и попросила отметить, где сидел тот самый ученик. К ее огромному удивлению, черное пятно возникло как раз напротив того места, где сидел ненавистный ей в той ситуации нарушитель дисциплины. Всех других, судя по ее рисунку, она продолжала ясно видеть. 
Первый шаг к выздоровлению  Дальше мы уже работали по методике биологической обратной связи. Я села напротив пациентки и попросила ее закрыть глаза и представить, что она чувствует, когда желает добра своим родным или друзьям. Это упражнение не расширило поле зрения, но я видела, как с ее лица исчезло напряжение. Дыхание стало более глубоким. Я убедилась, что Яэль полностью мне доверяет. По моей просьбе она прикрыла левый глаз – поле зрения не изменилось.
Я попросила Яэль подумать о ком-то, кого она очень любит, кто ей дорог. В течение минуты я видела, как женщина неуловимо преображается, – она стала еще красивее, едва заметная нежная улыбка коснулась ее губ. Изменения были очевидны. Казалось, сама атмосфера в комнате потеплела. 
Яэль призналась, что обожает своих детей и мужа. И снова я попросила прикрыть левый глаз. Поле зрения совершенно не спешило реагировать на эту дозу любви. Надо было добавить ощущение покруче. 
«Пожалуйста, – обратилась я к Яэль, – прямо сейчас из этого вашего ощущения любви  пожелайте всего хорошего вашему ученику-шалуну, которого в тот момент вы возненавидели всем сердцем!» 
В ту же секунду красивое лицо просто исчезло. Напротив меня сидела измученная, растерянная, загнанная в угол училка. Мне стало до боли ее жалко. Но это кажущееся ей горьким «лекарство» мы должны были принять вместе для ее же блага. Я осторожно подбадривала женщину, уже не помню, какими словами, но помню свое огромное к ней сочувствие.
Яэль попросила воды – выиграла еще минуту. Посмотрела мне в глаза, и я почувствовала, что она из тех, кто не отступит до победного конца. И она сделала это. Как роженица, покоряется следующей схватке: когда уже показалась головка младенца, женщина вдруг обретает силы для следующей схватки, понимая, что сейчас всё зависит от нее. 

С огромным уважением я наблюдала за приметами огромной внутренней борьбы, которая происходила сейчас в Яэль. Каждый раз, когда в подобных ситуациях человек сталкивался со своей ущемленной гордыней, эти битвы для меня значили не меньше, чем для тех, кто их проходил. 
Работа над собой Пациентка закрыла глаза. Сейчас она должна проявить самые теплые чувства к этому несносному мальчишке, который заставил ее выйти из себя и превратил интеллигентную женщину, педагога, профессионала в злобную фурию. 
Минуты шли. Мне казалось, я реально чувствую, как под напором силы ее желания исправить ситуацию начинает растворяться облако огромной ненависти, которую она испытала. 
Мы сидели недалеко друг от друга, но только сейчас до меня дошел запах ее нежных духов. Волна приятия и доброты разгладила напряженные морщинки на лице Яэль. Напротив меня снова сидела обаятельная, умная женщина, сбросившая тяжесть со своего сердца. Открыв глаза, Яэль хотела проверить, чего достигла своим огромным усилием, и прикрыла рукой видящий глаз. 
Я привыкла, что пациенты сразу ожидают стопроцентного исцеления. Так бывает, но не с каждым. К величайшему разочарованию Яэль, пятно в ее поле зрения не изменило ни величину, ни форму. Но после моих наводящих вопросов пациентка все-таки отметила некоторые перемены. Пятно уже не было зияюще черным. Оно стало светло серым, хотя через него всё равно ничего не было видно. 
В отличие от пациентки я была очень довольна: наблюдался реальный прогресс и всего лишь за несколько минут. Прекрасный признак! Сколько людей в мире многое бы отдали за такой результат. Видя мою реакцию, Яэль улыбнулась. Это нас сблизило и придало ей силы сделать следующий шаг.  
Она хотела видеть, как раньше, и была готова продолжать, понимая, что от нее требуется. Мы обе знали, что это не просто упражнения для зрения, – это серьезная внутренняя работа.
Ей нужно было вложить огромное усилие, чтобы искренне, без всяких оговорок, пожелать добра тому, из-за кого она потеряла зрение, кто поставил под угрозу благополучный ход ее жизни. 
И речь здесь не просто о прощении. Чтобы нейтрализовать всплеск злости, который она ощутила в классе по отношению к мальчишке, ей нужно было пропустить через свое обиженное сердце и направить теперь к нему свое понимание и доброту. 
Растворяя ненависть любовью Закончив упражнение, Яэль открыла глаза. Они выражали любовь. Женщина присмотрелась к обстановке вокруг и с радостью обратилась ко мне: «Доктор, а пятно в некоторых местах стало пропускать свет!» Я обняла ее. И через пару минут у меня на столе лежали уже две зарисовки, сделанные голубым карандашом. На второй из них пятно черного цвета исчезло. 
Было уже очень поздно. Я пулей неслась домой по Галилейскому крутому холму. Радость моей пациентки передалась мне, придавая гигантские силы и увеличивая веру в то, что изменив свое отношение друг к другу, мы сможем избежать множества болезней.  
В следующий раз, когда мы встретились, Яэль тепло и естественно обняла меня, как очень близкого человека. Следуя моей инструкции, она много раз откладывала все дела и сосредоточенно выполняла то же упражнение – стремилась мысленно передать мальчику свою мудрую взрослую любовь и понимание. И особенно усердно в те минуты, когда вдруг вспоминала о нем, казалось бы, без всякого повода.


Уже через несколько дней, закрыв больничный, Яэль вернулась на работу. Она четко видела под любым ракурсом и вблизи и вдали, а пятна уже не было и в помине. И я уверена, что эта ситуация во многом перестроила ее взгляды на жизнь. На то, из-за отсутствия чего мы на самом деле болеем и что может принести всем нам исцеление, – только любовь! 

08.11.2022
Габриэлла Бар
Глобосфера




[vkontakte] [facebook] [twitter] [odnoklassniki] [mail.ru] [livejournal]

Каталог сайтов