Обмен электронных валют по самому выгодному курсу!
 


Kurbetsoft
Дети дождя

.«Дети дождя» – вы слышали это выражение? Кто они? Это дети-аутисты. Теперь часто в разговорах можно услышать этот диагноз. Раньше его произносили шепотом. Родители стыдились таких детей, старались спрятать, закрыть в специальных учреждениях. 

Сегодня этот диагноз звучит гораздо более развернуто: «Расстройство аутистического спектра». И количество таких детей в последние годы выросло настолько, что их уже не спрячешь и не скроешь. 
Четкого определения, что такое аутизм, не существует. В одних источниках это психическое расстройство, в других – неврологическое, в третьих – особенность развития. Но общее всё-таки есть. Это расстройство характеризуется проблемами социального взаимодействия, общения, определенными поведенческими отклонениями. 
Аутисты – люди-загадки, они вроде бы и закрыты в себе, но в то же время прекрасно осознают, что происходит вокруг. Это мое личное наблюдение, потому что я работаю в школе для аутистов.
На очередной планерке в школе нам привели следующие данные. По статистике Всемирной организации здравоохранения на текущий год аутизм встречается у одного ребенка из ста. В США это каждый 44-й родившийся ребенок, в 2021 году был каждый 54-й. В Израиле каждый 48-й ребенок – аутист, год назад был каждый 59-й. По всему миру ежегодно количество «детей дождя» увеличивается на 13%.
У себя на работе я вижу эту статистику в реальности. В нашей школе тяжелых детей-аутистов с каждым годом становится больше. Есть семьи, в которых оба ребенка – аутисты, и младший ребенок еще тяжелее, чем старший. В прошлом году поступили мальчики-двойняшки. В моем классе есть ученик, у которого и старший брат, и младшая сестра тоже с этим диагнозом. Представить страшно, что в семье трое из четверых детей – с такой проблемой. Но теперь это вовсе не редкость.
Можно утверждать, что проблема в корне своем генетическая. И действительно, по данным американских исследователей, имеется ряд генов, мутация которых приводит к развитию аутизма. В Израиле, например, женщины, у которых уже есть дети-аутисты, в период следующей беременности проходят специальную проверку на наличие у плода генетической мутации. Так что, я думаю, в будущем статистика начнет снижаться. Но за счет чего? За счет абортов? 
В общем, нет однозначного ответа, почему растет количество детей-аутистов. Можно, конечно, искать причину в экологии, ГМО, прививках, во всемирном заговоре, но мне кажется, что причина кроется в нас самих. Мы как общество и есть причина того, что с каждым годом у нас рождается всё больше и больше детей, для которых основной проблемой является социальное взаимодействие и интеграция.

Дело в том, что мы сами – незаметно, но вполне сознательно – становимся аутистами. Мы сокращаем свои связи и сводим общение до минимума. Например, еще несколько лет назад, чтобы поесть пиццы, я ехала в пиццерию и по дороге собирала своих подруг. Мы выбирали пиццу и с удовольствием поедали ее за веселыми разговорами. А теперь? Открыла приложение, заказала то, что мне нужно, оплатила кредиткой и съела, листая Фэйсбук – всё, не выходя из дома. 
То же самое с лекарствами. Раньше для продления рецепта мне нужно было позвонить в поликлинику, через секретаря назначить очередь к врачу, потом прийти на прием и, наконец, сходить в аптеку. И везде волей-неволей я общалась с людьми. Сегодня я открываю приложение, делаю заказ на продление и просто иду в аптеку. Я сокращаю свои социальные связи до минимума. И это лишь маленький пример.
Обычное общение мы заменили на интернет. Мне самой уже намного сложнее позвонить подруге – легче поговорить в мессенджере. Новости о друзьях проще узнать по фотографиям и постам в соцсетях. Мы отдаляемся от окружающих, закрываемся в своих домах и гаджетах. Виртуальный мир заменил нам реальный.
А тем временем «детей дождя» становится всё больше. Наблюдая за ними, я пришла к выводу, что эти дети – отражение нас самих. Общение и обычные нормативные социальные связи им не так уж и нужны. В моем классе из семи детей пятеро не разговаривают вообще и вряд ли заговорят. 
Мы учим их общаться, взаимодействовать, ищем пути, как помочь им выразить себя. Но это мы считаем, что им это нужно. Глядя на своих учеников, я не вижу в них этой потребности. Мы, как положено, пытаемся привить им общепринятые нормы социального взаимодействия. Но я сама, возвращаясь домой после работы, закрываю дверь и запираюсь от этого мира. Мне, кроме моей семьи, никто не нужен.
Все дети учатся чему-то, копируя нас, взрослых, наше социальное поведение, воспроизводя его в играх между собой. Но где им взять модели для подражания, если все взрослые постоянно в телефонах?
В профессиональной работе с аутистами мы часто используем понятие «интеграция» – это основная наша цель. Что это такое? Интеграция (от лат. включение, восстановление, соединение) – это  объединение частей в единое целое. Мы с коллегами каждый день пытаемся включить наших подопечных в окружающее общество. Но какое оно, само это общество? Оно цельное, единое, интегральное? С хорошо развитыми разнообразными дружественными связями на всех уровнях? Да нет же! Конечно, нет! Фактически, мы существуем каждый сам по себе. Тогда на что мы рассчитываем?

Мы сами превратились в общество с расстройством аутистического спектра. «Детей дождя» мы стараемся, несмотря на их нежелание и сопротивление, интегрировать в наш социум, а сами даже не задумываемся, что социум болен. Может быть, дети-аутисты копируют нас еще до рождения?
В начале нового учебного года мы с коллегами невесело шутим, что еще немного и детей-аутистов станет больше, чем детей без этого расстройства. Слышите, уже каждый 44-й ребенок или 48-й не хочет и не может взаимодействовать с нами! И мы не знаем, как это предотвратить. Значит, через год, два, три… Но! 
Мне кажется, я почти уверена, что наше общество проходит определенный, логичный, закономерный процесс в своем развитии. «Дети дождя», как в зеркале отражают нас самих – то, какие мы внутри себя по отношению к другим. Они предупреждают нас, к чему мы можем прийти, если не изменимся, не наладим свое социальное взаимодействие, не станем заботиться об обществе в целом. 
Однако – и в это я твердо верю! – как только мы изменимся, как только излечимся от равнодушия, эгоизма, агрессии, все «Дети дождя» выйдут из своих непроницаемых капсул одиночества. Их миссия будет выполнена.  

29.09.2022
Наталия Ярошевич
Глобосфера




[vkontakte] [facebook] [twitter] [odnoklassniki] [mail.ru] [livejournal]

Каталог сайтов