Обмен электронных валют по самому выгодному курсу!
 

Kurbetsoft
Взгляд через черные очки

. Одна искра света, упавшая во тьму, строит целый мир…
Я и этот прекрасный мир неотделимы. Яркое солнце заставляет жмурить глаза. Мне лет пять, я иду с мамой домой. Лето и тепло одели меня в рубашку с короткими рукавами и шорты. 

Новый район на окраине города в окружении зеленого леса подбадривает дышать полной грудью. Пятиэтажки, по сравнению с таким маленьким мной, пробуждают желание идти к вершинам. Тропы, с еще не заросшими следами стройки, уверенно ведут к новой жизни. 
Ощущение счастья, любви и цельности заполняет мое сердце. Как бы можно было вернуть радость Тому, Кто дает всё это чудесное благо? 
В одно мгновение все меняется. Точно не помню, что послужило причиной. То ли мать укорила в том, что я не считал справедливым. То ли я отвлекся и влетел куда-то. Или, может быть, причина была выше этого мира. Но что-то щелкнуло внутри. Что-то изменилось в моем отношении ко всему. И мир изменился. Я не понял, в чем.
Ночь. Я пытаюсь заснуть. Но щемящее ощущение в груди не дает покоя. На кухне громыхает посуда и ругань. Хочется затаиться в укромном и защищенном месте. Но ни закрытой дверью, ни одеялом от этого не отгородиться. От ненависти между отцом и матерью не скрыться нигде. Я не понимаю, почему нельзя просто любить. Меня выдергивают из кровати. Мы убегаем. Под ногами хрустит разбитое стекло, прилипает к ботинкам. Кажется, оно теперь будет со мною всегда. Мы убегаем во тьму. Наступит ли день?
В какой-то момент во мне начинает жить зло. Надеешься, что оно маленькое и совсем не опасное. Но нет. Оно застилает мне глаза сладкой пеленой: «Ты проживешь и так. Ничего страшного. Вот-вот всё изменится». Но если веришь этому, то попадаешь в самое страшное место. Лучше сразу лечь в могилу, чем ждать… 
Гуляем с друзьями. Лето. Нам лет по двенадцать. Тогда был у меня друг, с которого я брал пример. Очень дорожил его мнением. Хотел быть как он. У кого-то появились карманные деньги, и мы весело шагали в магазин. 
Тут мой дорогой друг говорит: «Давайте купим кур-р-рабье!» – он картавил. Старшие мальчишки его дразнили, мы между собой – нет. Но вдруг что-то во мне выдает: «Кур-р-рабье давайте купим!», – и я смеюсь. Он отвечает: «Очень смешно». Вместо радости, царившей мгновение назад, над нами повисло тяжелое облако молчания. 
«Это же предательство! Как ты мог так поступить?» – безмолвно кричу я себе. Ощущение стыда сжало сердце в точку. Теперь уже ничего не исправить. Но может, всё еще наладится? Я постараюсь быть хорошим.
Сижу в школе на уроке ОБЖ (Основы безопасности жизнедеятельности). Урок ведет один из немногих учителей, которые не срывают гнев на учениках. По правде говоря, ни разу не видел, чтобы он злился. Я хорошо к нему относился. 
Писали проверочную работу. Я не был готов и нарисовал паровозик. Сосед по парте взял мою тетрадь и подписал: «Ну и мысли у Вася (с зачеркнутой буквой «я»), В. П.!» Учителя звали Василий Петрович. Было у меня какое-то смутное, нехорошее предчувствие, но я просто сдал тетрадь. 
Впервые видел я учителя таким. Он кричал, брызгал слюной. Глаза налились, голос срывался. Мне, конечно, было стыдно. Немного было в школе учителей, которые мне нравились. А я так его раздосадовал. Шел домой и думал, что обязательно извинюсь, как только его увижу. Объясню всю ситуацию. 
Утром прихожу в школу. Что-то не так. Ленты, венки. Директор произносит речь. Василий Петрович умер. Ударной волной от макушки до кончиков пальцев меня охватил ужас. А вдруг это из-за меня? А вдруг все узнают? 
Длилось это недолго. На смену пришла пустота безысходности: «Пусть посадят… Хоть что-то в твоей никчемной жизни изменится. Какое малодушие! Возможно, из-за тебя люди направо и налево умирают, а ты только о себе думаешь! Какая мерзость!»
Я шел домой как прибитый. Могу ли я вообще сделать что-то хорошее другим? Дома никого. Могу приготовить маме ужин! Она точно обрадуется, и мне будет от этого приятно. Приготовил, накрыл стол, разложил посуду и приборы. Мама пришла с работы уставшая. Она совсем не обрадовалась, бросила только в мою сторону какое-то недовольство. Я ничего не ответил. Но внутри засела такая обида, даже злоба. Почему я не получил то, что мне справедливо полагалось?
Мы с мамой идем в гости к тете, там собираются родственники. Мама как-то необычно волнуется. Как будто что-то случилось. Меня почему-то просят выйти из общей комнаты. Такого никогда не случалось. Дядя говорит: «Пойдем, на улице посидим в палисаднике». Уже выходя, краем уха слышу: «Обширная киста… рак…» Садимся с дядей на скамейку, он закуривает, долго молчит. «Ты, главное, с вечера всё готовь», – наставляет он меня. Я говорю, что пойду прогуляюсь. Он кивает.
Рядом с домом было поле. Я любил бродить по нему. Каждый колосок меня радовал. Посреди поля проходила тропинка, которая заканчивалась аллеей старых, могучих дубов. Они высоко уходили в небо, поражая своей монументальностью. Я смотрел вверх. Было ощущение, что моей судьбой кто-то управляет. Не я сам, а именно кто-то.
В голове застыл тягучий вопрос: «Зачем Он так со мной?» Сейчас всё вызывало лишь злость и раздражение. Никого у меня не осталось – ни родных, ни друзей! Я взял палку и бил траву. Если бы у меня были силы на это, я бы уничтожил весь мир.
Рядом с полем был небольшой пруд. Там иногда рыбачил старичок. Добрый такой, мягкий. Всегда всем улыбался, и глаза его излучали искреннюю радость и доброту. Я подошел с палкой в руках. Он, как всегда, улыбнулся и поздоровался. Я говорю: 
– Что в этом пруду можно поймать, кроме, разве, утопленника? – и засмеялся. Это был уже знакомый мне смех – злой, звучащий как металл по стеклу. Я сам его испугался, но не подал виду. 
– Для чего ты так говоришь? – спросил старичок без тени осуждения. Только забота и уверенность слышались в его речи. Как будто он владеет какой-то тайной жизни. Как от удара молота раскололось мое каменное сердце. Я сдался. Всё ему рассказал. И про зло во мне, и про то, как оно разрушает мою жизнь.
Он посмотрел на меня: 
– У меня не было такой проблемы. Я всю жизнь видел в каждом листике добрую волю природы. И в людях, конечно. Но я слышал одну историю, расскажу тебе. 
Давным-давно собралась группа людей, чтобы победить в себе злое начало. Вначале они были готовы сжечь друг друга, настолько пылал между ними огонь ненависти. Но они терпеливо прилагали усилия в учебе у своего учителя. И через некоторое время уже чувствовали себя как братья. И даже больше. Их связывал закон природы, который они раскрывали вместе. 
– Что за закон, деда? – не выдержал я. 
– Один общий закон, управляющий всем мирозданием: «То, что ненавистно тебе, не делай другому». Но это непросто. Этому нужно учиться, – добавил он и замолчал, глядя в неподвижную гладь пруда. Только от поплавка с блестящей в солнечных лучах леской расходились по воде мягкие круги. Но казалось, это полностью вписывалось в общую благую гармонию мира. 
Так и должно было быть. Я лег в траву и смотрел в чистое голубое небо. Я должен их найти, своих братьев, которые обращают ненависть в любовь.

06.03.2022
Егор Тихомиров
Глобосфера




[vkontakte] [facebook] [twitter] [mail.ru] [livejournal]

Каталог сайтов