Обмен электронных валют по самому выгодному курсу!
 

Kurbetsoft
Семья: испытание карантином

.Женился я по любви Моя Таня – умница-красавица на шесть лет моложе меня – родила мне двоих сразу, мальчика и девочку. Вначале было трудно, но помогали родители. Чтобы не страдала работа, рано отдали малышей в ясли. Детки, слава Богу, росли здоровыми и спокойными.
Жить бы дальше и радоваться жизни, если бы не коронавирус. И – сразу все кувырком. Карантин за карантином – не общий, так в садике. Мы с женой работали из дома, а дети – то дома, то в саду.
И когда они дома, ими надо заниматься весь день. На работе на это скидок не делают. А родители уже помочь не могут – они в группе риска, их самих надо оберегать.
Началась работа за счет сна. Нервы у меня и у жены, как натянутая струна. Дети, чувствуя наше напряжение, капризничали все больше. Таня, измотанная физическим и нервным напряжением, начала требовать от меня большего вовлечения в бытовые проблемы, а я считал ее претензии необоснованными
Начались ссоры. Участившиеся перепалки все дальше отдаляли нас друг от друга. Жизнь стала походить на кошмарный сон.
Моя когда-то веселая, улыбчивая Таня все больше превращалась в придирчивую и постоянно недовольную брюзгу со скрипучим голосом. Я не знал, куда деться от ее осуждающих глаз. Закрыться бы где-то, чтоб не видеть ее и не слышать. Сбежать бы куда-то… Но куда?! Карантин! Опять же – дети…
«Неужели это я?!» В тот день все как-то особенно не ладилось. Надо было закончить срочную работу. Дети в своей комнате затеяли ссору, оба уже в голос ревели. Мне осталось совсем немного, решил: еще пару минут, закончу работу и пойду в детскую разбираться.
Тем временем Таня стояла у плиты и бросала на меня возмущенные и ненавидящие взгляды. Наконец, она не выдержала и сорвалась в крик. В такие минуты она безумно раздражала меня. Я вскипел.
И – вдруг увидел свои руки, непроизвольно сжавшиеся в кулаки, и пришел в ужас.
Неужели это я?! Я, в ком с младых ногтей воспитано уважение к женщине! Кто всегда считал, что мужчина ни при каких обстоятельствах не вправе поднять руку на женщину! Неужели я мог ударить ее?! Не просто женщину, а жену, мать моих детей! Ту, которой признавался в любви. Союз с которой считал счастливым билетом, подарком судьбы. Как я мог – не то что ударить, – даже подумать об этом?!
Я вскочил и пошел в детскую. Утихомирив детей, махнул рукой на незаконченную работу и сел возле них…
И предался горестным размышлениям… Что же у нас происходит?!
Унижение И тут я услышал из кухни голос нашей незамужней соседки, которая живет с ребенком в квартире напротив: «Хорошо, когда есть мужчина в доме!» – На что Таня сквозь зубы процедила: «Не всякий мужчина – «мужчина в доме!»
Кровь бросилась мне в голову! Так я, значит, уже и не «мужчина в доме»? Это она обо мне?! Еще никто никогда так меня не унижал! И кто это говорит! Моя жена! Кому?! Какой-то соседке, совершенно чужому человеку!
Обида, злоба, чувство оскорбленного достоинства, ненависть – все это кипело в моем возмущенном сердце и в голове. Мне хотелось уже не просто ударить ее, а убить, уничтожить! Чтоб ее не было! Чтобы не было того, что она сказала!
Я перестал ощущать свое тело, свою волю. Меня захватили волны ненависти и понесли. Я выскочил в кухню и закричал: «Говоришь, нет мужчины в этом доме? Так давай все так и оформим! Завтра же подаю на развод!
Перепуганная соседка немедленно ретировалась. А Таня сказала, что и сама уже об этом думала. В полном ужасе от того, что я только что сказал, и от того, что ответила Таня, я слушал, как мой язык, которым я совсем перестал управлять, продолжал выкрикивать все, что рождалось в моем воспаленном мозгу. Я просто не мог остановиться.
И тут я услышал рев наших перепуганных малышей, стоявших в дверях с расширенными от ужаса глазами. Мы с Таней бросились к ним, каждый схватил одного из детей на руки и прижал к себе…
Что же с нами произошло? Когда мы их успокоили и уложили спать, я схватил подушку из спальни, нашел одеяло, отнес все в салон и лег. Конечно, я не надеялся уснуть, просто больше ни на что не был способен.
В моей несчастной голове снова и снова прокручивался этот ужасный день, и одна мысль все сверлила мой мозг: «Все, это конец! И уже ничего нельзя исправить».
А ведь как было хорошо сначала! Я же любил ее!.. Любил?! Неужели все в прошлом? А ведь мы были – ну, просто образцово-показательной семейной парой. И кем стали? Два недовольных друг другом человека, вынужденных жить под одной крышей. Которые или ссорятся, или молча осуждают друг друга, каждый в своем углу квартиры…
Что же с нами произошло?
Вирус нас столкнул на этой ограниченной территории и обнажил наши настоящие отношения. Неужели наша такая счастливая семья рушится под давлением первых же трудностей?
Конечно, до карантина все было намного проще. Утром быстренько забросили детей в сад, а сами – на работу. Весь день на работе. На общение с Таней времени оставалось всего ничего. Так что надоесть друг другу не успевали. Наоборот, рады были, когда, уложив детей, оставались, наконец, вдвоем…
А теперь! 24 часа в четырех стенах вместе. Да еще тут же тебе и работа, и дети, и все остальное…
Да, но ведь и Тане ничуть не легче, чем мне. Может быть, – даже наверняка, – еще труднее. А я этого как будто не замечал. Я чувствовал только свои проблемы, свои трудности, свои обиды. А сегодня я сам окончательно разрушил нашу семью!..
И тут я вскочил: «Нет, этого допустить нельзя!»
 Ценить друг друга Когда я вошел в спальню, Таня лежала, отвернувшись к стене. Но тут же повернулась на звук моих шагов. В ее заплаканных глазах был вопрос и… надежда. Я кинулся к ней:
– Таня, Танечка! Что я наделал! Прости меня!
– И ты меня прости! Я тоже хороша!
В общем, разговор у нас затянулся далеко за полночь. Мы еще никогда так не разговаривали. Говорили о том, что семью надо спасать… Что мы очень разные, и то, что наши желания не всегда совпадает, вполне нормально. Поэтому нечего молча дуться и злиться по углам. Лучше говорить откровенно, кто чем недоволен.  
Говорили о том, что жизнь – это не только праздники, но и будни. А в трудные будни каждому особенно нужна не только помощь, но еще понимание и чуткость, внимание и поддержка.  И главное, – необходимо уступать друг другу.
Сегодня этот кризис позади. Не то чтобы вдруг стало легко. Просто мы поняли, что сохранить любовь и добрые отношения в семье бывает непросто, а это очень важно для нас обоих.
Мы с Таней учимся ценить друг друга, дарить друг другу тепло и заботу. К сожалению, нас никто не учил выстраивать отношения в семье. А это непростая работа. Зато, наверное, это и есть настоящая любовь...

01.02.2021
Светлана Волчек
Глобосфера




[vkontakte] [facebook] [twitter] [odnoklassniki] [mail.ru] [livejournal]

Statok.netКаталог сайтов