Обмен электронных валют по самому выгодному курсу!
 


Kurbetsoft
CEO палладиевого фонда «Норникеля» рассказал о токенизации драгоценных и цветных металлов – интервью

С начала 2021 года учрежденный «Норникелем» палладиевый фонд Global Palladium Fund (GPF) вывел ряд ETC, привязанных к производимым металлам, на пять европейских фондовых бирж. Это прецедент в горнодобывающей индустрии, где блокчейн может сыграть ключевую роль во внедрении экологически устойчивых практик.

По сравнению с традиционными способами инвестирования при торговле токенами инвесторы существенно экономят на хранении металла и банковских комиссиях. GPF обеспечивает всю инфраструктуру и предоставляет склады, а инвестор платит только биржевую комиссию.

Также фонд предлагает токенизированные контракты на поставку металла для предприятий. Это упрощает бухгалтерский учет при заключении сделок на поставку и надежнее защищает данные от несанкционированного доступа.

В эксклюзивном интервью ForkLog генеральный директор GPF Александр Стоянов рассказал об интересе иностранных инвесторов к их проектам, отношении к текущему регулированию цифровых активов в РФ, а также роли блокчейна для повышения прозрачности в тяжелой промышленности.

ForkLog: Здравствуйте, Александр! Буквально только что на Венскую фондовую биржу вышел ваш никелевый ETC с нейтральным углеродным балансом. Можно ли считать этот кейс прецедентом на рынке?

Александр Стоянов: Добрый день! Насколько мне известно, это действительно первый случай в мире, когда компания запустила ETC на основе углеродно-нейтральных продуктов за счет собственных сэкономленных кредитов. Наш продукт прошел аудит у независимых аудиторских компаний Ernst & Young и Sphera.

В совокупности мы уже запустили продукты на пяти биржах в Англии, Германии, Италии, Швейцарии и Австрии. Все они прошли проверку независимыми аудиторами. Физически металлы платиновой и драгоценной группы находятся либо в хранилище Brinx, либо в банке ICBC в Лондоне. Цветные металлы хранятся на складе в Роттердаме.

Поскольку зеленые темы, защита климата и окружающей среды приобретают все большее значение не только для индустриальных компаний, но и для инвесторов, все наши продукты мы токенизируем и записываем в блокчейн.

Например, для ETC с привязкой к нейтрально-углеродному никелю мы включаем параметры ESG и парниковых газов, которые были независимо подтверждены. Блокчейн позволяет проследить информацию от места добычи руды и способа ее производства, до применения конкретным производителем и последующей утилизации.

ForkLog: Вы уже заметили интерес инвесторов к такого рода финансовым инструментам?

Александр Стоянов: Интерес среди инвесторов достаточно высокий. Есть российские, европейские и американские инвесторы. К сожалению, мы не имеем право разглашать процентное соотношение между ними и другую коммерческую информацию. Но у наших инструментов уже достаточно большой оборот.

В конце августа мы снизили цены на наш золотой ETC (GPF Physical Gold ETC), и сейчас это самое дешевое предложение среди аналогичных продуктов.

Если мы говорим про цветные металлы, в том числе никель с нейтральным углеродным балансом, мы единственные в своем роде. Ни один токенизированный инвестиционный продукт, кроме нашего, пока не имеет под собой залога физического металла.

ForkLog: Заложена ли в цену токенов премия за углеродную нейтральность? Как вы рассчитывали ее размер?

Александр Стоянов: Да, заложена. Мы взяли параметры межконтинентальной биржи ICE, где торгуются энергетические ресурсы, в том числе карбоновые кредиты. Исходя из данных за три месяца, мы вывели среднестатистическую цену на такие карбоново-нейтральные продукты.

ForkLog: Расскажите подробнее о переводе контрактов с клиентами в цифровой формат.

Александр Стоянов: Крупные международные европейские компании уже совершают операции через токенизированные инструменты. Они приобретают токены, и на основе этого мы доставляем им металл.

В числе партнеров международные товарно-сырьевые компании Traxys SA, Umicore SA и Glencore International AG. Есть и другие клиенты.

ForkLog: Объясните, как это работает. Какие права получает покупатель токенов?

Александр Стоянов: Мы обмениваемся с нашими клиентами токенами на основе физического металла. Если мы говорим про инвестиционные токены, то в них зашиты не только ESG-параметры или выброс парниковых газов, но и серийные номера слитков, если говорить про драгоценные металлы, либо серийные номера пачек (bundles), если говорить про цветные металлы. Это полноценный контракт, где указаны параметры металла, и это ключевое отличие нашей платформы от других проектов.

Индустриальные клиенты получают физический металл, а инвестиционные клиенты – запись в блокчейне с указанием серийных номеров слитков или пачек. Благодаря этому любой независимый аудитор может проверить, что токен соответствует конкретному серийному номеру, который лежит на складе или в хранилище.

ForkLog: Есть ли планы по расширению инициативы?

Александр Стоянов: Тема достаточно новая, а наша индустрия в этом смысле довольно неповоротливая с точки зрения того, сколько требуется времени и ресурсов для исполнения контрактов и как происходит весь цикл транзакции. Однако для меня было большим удивлением, что во многих компаниях идут похожие процессы. «Норникель» и GPF просто были первыми.

Учитывая высокий интерес, думаю, в ближайший год-два мы увидим все больше компаний, которые присоединяются либо к нашей платформе, либо к аналогичным проектам.

Оговорюсь, что блокчейн играет важную роль в вопросе независимого подтверждения происхождения металла, ESG-компонентов, выброса парниковых газов. Технология позволяет оптимизировать процессы и прозрачно показать, насколько производитель или майнер ответственно относится к своему производству и тому, что происходит в мире.

ForkLog: На какой платформе вы токенизируете продукты?

Александр Стоянов: Платформа называется Atomyze. Изначально ее развернули на базе фреймворка Hyperledger Fabric. Atomyze функционирует в live-режиме с декабря 2020 года. На ней мы токенизируем не только инвестиционные, но и индустриальные продукты.

В каждой юрисдикции платформа находится под управлением независимой локальной компании. У каждой из них собственный совет директоров. Например, в Европе это швейцарская Atomyze AG.

ForkLog: Вы подали заявку на включение Atomyze в реестр ЦБ РФ. На каком этапе находится ее рассмотрение?

Александр Стоянов: Да, в начале этого года. Это долгий процесс, сейчас идут согласования.

Мы достаточно оптимистично смотрим на перспективу развития в России, так как закон «О цифровых финансовых активах» уже принят. Понятно, что все новое занимает немного больше времени.

ForkLog: Какие возможности положительное решение центробанка откроет перед GPF и инвесторами?

Александр Стоянов: Система координат у всех платформ Atomyze плюс-минус идентична, в зависимости от регуляторных или государственных особенностей. Все они предлагают инвестиционные и индустриальные токенизированные продукты.

ForkLog: Участие смогут принимать только профессиональные инвесторы?

Александр Стоянов: На данный момент мы видим в большинстве профессиональных инвесторов, но жизнь идет вперед и мы не исключаем никаких сценариев. Но в основном пока нацеливаемся на институциональных клиентов.

ForkLog: Когда планируется запуск платформы в США? Доступ к каким продуктам получат американские инвесторы?

Александр Стоянов: Надеюсь, что в ближайшее время. На ней будут обращаться те же самые инструменты, что и на европейских платформах.

ForkLog: Как вы оцениваете текущее регулирование токенизированных активов в России?

Александр Стоянов: Мне кажется, регулирование цифровых активов в любой стране – это вещь в себе. В силу своей новизны, эта индустрия сложна для понимания регуляторов и законодателей, поэтому кто-то идет впереди, кто-то чуть позади, но в какой-то момент она в каждой стране будет урегулирована. Пока все идет гораздо труднее, чем нам бы хотелось. С другой стороны, мы понимаем, что для создания новых положений требуется время.

Мы не занимаемся криптовалютами. Весь наш бизнес-цикл, идея и стратегия основаны на активах, которые подтверждены физическими активами, например, металлами.

ForkLog: В целом оправдывает ли себя проект токенизации металлов?

Александр Стоянов: Я на это явление смотрю очень оптимистично. Считаю, что проект идет успешно, хотя некоторые регуляторные моменты занимают время. Проект выводит «Норникель» и Global Palladium Fund на новый уровень взаимодействия с клиентами, новый уровень торговли и транспарентности. Он также подтверждает все те усилия, которые мы как горнодобывающее предприятие делаем в рамках ESG, выброса парниковых газов и климатических изменений.

Весь мир идет в сторону цифровизации. Но мы первые из горнодобывающих компаний, у кого есть проект такого уровня.

Беседовала Лена Джесс.

Подписывайтесь на новости ForkLog в Telegram: ForkLog Feed — вся лента новостей, ForkLog — самые важные новости, инфографика и мнения.




[vkontakte] [facebook] [twitter] [odnoklassniki] [mail.ru] [livejournal]

Каталог сайтов