Обмен электронных валют по самому выгодному курсу!
 

Kurbetsoft
Введение в управление блокчейном с точки зрения пользователя

В настоящей статье предлагается точка зрения редактора Politeia Digest и криптоэнтузиаста Ричарда Реда об управлении блокчейнами и криптовалютами. По его словам, он особо не интересовался пространством блокчейна до лета 2017 года, до того, как его внимание привлёк форк Bitcoin Cash и его причины. Давайте узнаем, какие выводы он сделал после детального погружения в аспекты криптопространства.

Я стал исследовать и обнаружил интерес к тому, как подобные децентрализованные сети/проекты/валюты принимают решения о путях своего развития. С одной стороны, это (преимущественно) программные проекты с открытым кодом, но, с другой стороны, программное обеспечение используется для управления сетями, в которых заключены сотни миллионов долларов стоимости. Кто решает, когда менять это ПО и правила, соблюдение которых оно обеспечивает, и как работает этот процесс? Если ожидание существенного влияния блокчейнов на мир верно, то будет важно понять ответы на эти вопросы.

Настоящая публикация – это попытка резюмировать то, что я узнал, так, чтобы познакомить новичков с текущим и недавно активизировавшимся спором вокруг управления криптовалютами. В ней рассказываются поучительные истории из истории влиятельных проектов и рассматривается зарождающееся разнообразие подходов к управлению.

Как я это вижу, есть два аспекта управления:

  • Как криптовалюта гарантирует, что пользователи будут следовать правилам?
  • Как эти правила определяются?

Меня больше интересует второй аспект, но его подробное рассмотрение невозможно без понимания первого.

Криптовалюты в своей сущности – это программное обеспечение. Каждый пользователь блокчейна должен установить ПО, совместимое с его правилами. Часто существуют преобладающие версии этого ПО, используемые большинством участников. Именно это ПО и компьютеры, на котором оно запущено, обеспечивают соблюдение правил, поэтому любое изменение правил подразумевает использование участниками новой версии ПО. Такие правила называют консенсусными, потому что для функционирования сети все должны быть с ними согласны. Должен существовать консенсус относительно правил. Это общее свойство всех криптовалют и блокчейнов. Есть различия в том, как именно ПО обеспечивает соблюдение правил и как пользователи блокчейна решают использовать новую версию ПО, меняющую правила.

1. Биткойн

Введение в управление блокчейном с точки зрения пользователяБиткойн – хорошая отправная точка, потому что это оригинальная и общепризнанная криптовалюта. Следовательно, она наиболее известна, лучше всего изучена и чаще всего обсуждается.

Биткойн сложен. Можно писать целые книги о том, «как Биткойн работает» и зачем он нужен. Не так просто даже дать определение тому, «что такое Биткойн» (ПО, сеть, валюта, социальный контракт). Пойти дальше этого и разобраться, «почему Биткойн именно такой», – ещё более амбициозное предприятие.

2. Обеспечение соблюдения консенсусных правил Биткойна

Соблюдение правил Биткойна обеспечивают майнеры в модели доказательства выполнения работы (PoW). Майнеры – это люди (использующие компьютеры), которые соревнуются в поиске ответа на сложную и произвольную задачу. Майнеры подготавливают блок, который они хотят транслировать, заполняя его транзакциями, ожидающими обработки (в пуле памяти). Чтобы этот новый блок был принят, он должен пройти специфический тест. Майнеры пропускают через хеш-функцию комбинацию входов: заголовок предыдущего блока, текущую метку времени, дерево Меркла, представляющее транзакции, которые они хотят включить в новый блок, и произвольное значение. Чтобы новый блок был принят сетью, выданный этой функцией хеш должен начинаться с определённого количества нулей (определяемого текущим уровнем сложности). Невозможно узнать, будет ли хеш приемлемым, если не попробовать проделать эту операцию, затем изменить произвольное значение и попробовать ещё раз. Это и есть «работа» в доказательстве выполнения работы. Этот процесс часто называют хешированием. Частота предложения компьютером вариантов зависит от того, насколько быстро он может вычислить хеш-функцию, – его вычислительной мощности.

Сложность задачи каждые две недели корректируется так, что чем больше майнеров предлагают варианты, тем сложнее найти решение. Такая корректировка предназначена для того, чтобы среднее время между блоками оставалось на уровне около 10 минут. Тем не менее мы говорим о случайном угадывании, поэтому фактический интервал между блоками колеблется.

Новые блоки отслеживаются полными узлами сети. На полных узлах установлено ПО с полным блокчейном Биткойна (историей всех состоявшихся транзакций). Это и делает Биткойн децентрализованным реестром. Посредством хранения и обработки этого блокчейна полные узлы знают, какие биткойны могут быть потрачены какими приватными ключами (и каково происхождение этих биткойнов).

Полные узлы проверяют новые блоки на соответствие правилам, в частности:

  • Хеш блока должен удовлетворять критериям сложности, и после декодирования с помощью той же хеш-функции его содержимое должно соответствовать спецификациям блока Биткойна. Это составляет доказательство того, что майнер выполнил требуемую работу.
  • Каждая транзакция должна быть подписана приватным ключом кошелька, с которого она отправлена (что гарантирует, что только владелец приватного ключа может тратить биткойны).
  • На кошельках, проводящих транзакции, должно быть достаточно биткойнов для проведения этих транзакций (что гарантирует невозможность «двойного расходования» биткойнов).

Если новый блок действителен, узлы добавляют его в свою версию блокчейна и транслируют эту версию. Содержимое этого блока определяет возможные решения для трансляции следующего блока. Один из требуемых входов хеш-функции изменился, поэтому процесс угадывания начинается заново.

Каждый новый блок позволяет претендовать на определённое количество новых биткойнов – вознаграждение за блок. Чтобы получить вознаграждение, майнеры включают в блок транзакцию, отправляющую его на контролируемый ими кошелёк. Майнеры также получают комиссию с транзакций, включаемых ими в блок (и поэтому они мотивированы включать транзакции, предлагающие самые высокие комиссии).

Тот факт, что любой может найти решение, позволяющее транслировать следующий блок, – это ещё одна причина, почему Биткойн называют децентрализованным.

Введение в управление блокчейном с точки зрения пользователяСейчас в майнинге Биткойна участвуют исключительно ASIC-майнеры. Это специализированные компьютерные микросхемы, чьё единственное предназначение – предлагать варианты решения, выполняя хеш-функцию Биткойна. Они спроектированы так, чтобы делать это максимально эффективно. В принципе майнить биткойны можно с помощью любого компьютера, и в прошлом так и делали. Более быстрые процессоры лучше, потому что они могут выдавать больше вариантов в секунду или на ватт электричества; видеокарты ещё лучше. Сейчас эффективно соревноваться с помощью ASIC. Хотя я могу намайнить блок с помощью моего CPU, очень низка вероятность, что я найду решение быстрее одного из множества ASIC, с которыми я соревнуюсь, – и мне всё равно нужно платить за электричество, потребляемое CPU, поэтому есть вероятность, что я понесу убытки.

Если сделать следующий шаг, то сейчас биткойны майнит так много ASIC, что даже если у меня есть один ASIC, я могу никогда не найти действительный блок, или же на это могут уйти годы. Поэтому большинство майнеров участвует в пулах, где все участники отправляют свои доказательства выполнения работы, и если кто-то из них находит действительное решение, новый блок формируется от имени пула, а вознаграждение распределяется между участниками пропорционально их вкладу в поиск решения в виде работы. Пулы делают майнинг Биткойна не таким децентрализованным, потому что фактически новые блоки производит ограниченное число пулов. Однако майнер относительно легко и с низкими издержками может переходить из одного пула в другой. Если майнеры не согласны с действиями оператора пула, они легко могут перенести свою вычислительную мощность в другой пул.

Майнеры – стейкхолдеры, так как они вложились в оборудование и платят за электричество, потребляемое этим оборудованием в поиске новых блоков. Блоки, транслируемые майнером, должны следовать правилам ПО узлов Биткойна, иначе эти узлы не примут блоки в блокчейн. Только когда узлы коллективно примут мою версию блока 1234567, сказав, что вознаграждение отправляется на контролируемый мною кошелёк X, я получаю вознаграждение за свою работу. Майнеры должны придерживаться тех же правил, что и узлы, чтобы быть частью той же сети и того же блокчейна.

Понимание работы криптовалют не сводится к знанию правил. Ещё один ключ к пониманию поведения сети – это стимулы. Не существует правила, которое бы говорило, как майнер должен выбирать транзакции для включения в новый блок, или что майнер вообще должен включать какие бы то ни было транзакции. Майнеры иногда майнят пустые блоки. Майнер (или, что более реалистично, пул майнеров) может решить не включать определённые транзакции. При желании он может занести определённый адрес в чёрный список.

Обычно майнеры включают транзакции с самой высокой комиссией, поскольку это их мотивирует. Это максимизирует их прибыль. Если Майнер А отдаёт предпочтение кошелькам своих друзей и позволяет им проводить транзакции с низкой комиссией, а Майнер Б предпочитает транзакции с более высокой комиссией, то со временем Майнер Б заработает больше вознаграждений, которые он может реинвестировать, чтобы наращивать свои майнинговые мощности быстрее, чем Майнер А.

Майнеры также имеют более широкую мотивацию, чтобы следить за здоровьем сети. Если все майнеры начнут майнить пустые блоки, то Биткойн будет парализован и утратит полезность. Без полезности он не будет иметь ценности, что навредит майнерам, потому что зарабатываемые ими вознаграждения не будут ничего стоить. Дорогие ASIC, которые они используют, не смогут приносить доход, так как от них нет никакой пользы, кроме майнинга Биткойна. Ценностное предложение Биткойна – способность передавать стоимость надёжным и устойчивым к цензуре способом – полагается не только на соблюдение майнерами правил, но также на то, что их действия согласуются с их стимулами.

Кстати, именно поэтому децентрализация – такая важная тема среди энтузиастов блокчейна. Система основана на предположении, что, поскольку я могу предложить комиссию за включение моей транзакции в блокчейн, я могу быть уверен, что я смогу провести эту транзакцию. Я могу провести любую транзакцию, разрешённую правилами, если я предложу достаточную комиссию. Если все новые блоки будут майнить восемь пулов, то это введёт определённую степень централизации. Если все эти пулы решат (или кто-то их в этом убедит) не включать транзакции с моего адреса, то мои биткойны станут бесполезными.

3. Установление правил Биткойна

Биткойн, как и большинство других криптовалют, использует ПО с открытым кодом. Вся суть криптовалюты в отсутствии необходимости доверять отдельным участникам и в возможности полагаться на криптографическую истину и следование правилам и стимулам. ПО с закрытым кодом несовместимо с этим идеалом, так как оно требует доверия своему (закрытому) коду. ПО с открытым кодом означает возможность его проверить и подробно узнать, что оно будет делать после запуска. На практике большинство из нас доверяет определённым источникам, предоставляющим нам ПО, которое ведёт себя так, как они описывают, потому что нам недостаёт квалификации или предрасположенности, чтобы проверить его самостоятельно. В основе этого доверия лежит тот факт, что люди могут проводить и проводят аудит такого ПО и имеют каналы для сообщения о любых обнаруженных проблемах.

Введение в управление блокчейном с точки зрения пользователяBitcoin Core – это ПО, используемое большинством полных узлов сети Биткойна: оно сейчас установлено у 93,6% из 10 923 полных узлов Биткойна. Bitcoin Core – это оригинальный полный узел Биткойна, и почти два года после запуска Биткойна это была единственная реализация полного узла. Сейчас существуют альтернативные реализации полного узла Биткойна, которые следуют тем же консенсусным правилам, а значит, совместимы и могут работать в той же сети/блокчейне.

Введение в управление блокчейном с точки зрения пользователя
Источник: Coin.dance

Открытый код делает возможным широкое участие в разработке ПО. Любой может скопировать (клонировать) ПО, исправить баги или добавить новые опции. Если я клонирую Bitcoin Core и исправлю баг или что-то улучшу, я могу сделать запрос на включение, предложив включить сделанные мною изменения в основную версию Bitcoin Core. Это может сделать любой. На данный момент в репозитории Bitcoin Core на GitHub перечислено 637 контрибьюторов, которые сделали какой-то вклад в ПО. Я могу также клонировать Bitcoin Core (или любое ПО полного узла) и внести изменения без намерения включения этих изменений в изначальную версию. Это называется форк.

Введение в управление блокчейном с точки зрения пользователя
Источник: GitHub

Поскольку ПО полных узлов обеспечивает соблюдение правил Биткойна, изменение этих правил возможно путём изменения ПО. При принятии решения о включении изменений, влияющих на консенсусные правила, в новый релиз ПО полных узлов Биткойна требования очень высоки.

Право одобрять изменения в репозитории Bitcoin Core имеют лишь определённые люди. Я не нашёл особенно хорошего источника, но в этом комментарии на Reddit говорится, что только два человека имеют доступ к коммитам, а в этом посте на Bitcointalk двухлетней давности говорится о четырёх людях/аккаунтах, причём за всю историю Bitcoin Core доступ к коммитам имело двенадцать аккаунтов. То, что лишь ограниченное число людей имеет техническое право принимать изменения в основной ветви, справедливо в случае всех программных проектов. Объём полномочий этих людей по принятию решений зависит от социального метода управления проектом. Я не нашёл документов о процессе принятия решений по Bitcoin Core, но в этом комментарии (потенциально предвзятом) на Reddit описывается голосование контрибьюторов Bitcoin Core за или против, после чего мейнтейнеры интерпретируют дальнейшие действия на этом основании, что кажется удовлетворительным.

Релиз Bitcoin Core (или любого ПО полного узла криптовалюты), меняющий консенсусные правила, отличается от большинства программных проектов важностью получения предварительного одобрения стейкхолдеров.

4. Софт-форки, хард-форки, расколы блокчейна и бесплатные монеты!

Введение в управление блокчейном с точки зрения пользователя

И софт-форки, и хард-форки подразумевают изменения консенсусных правил Биткойна.

Софт-форк вводит новое правило или делает правила более ограничивающими. В случае Биткойна ключевыми участниками, принимающими решение о софт-форке, являются майнеры. Если большинство майнеров согласно на софт-форк, то он будет реализован, потому что именно майнеры решают, как строятся новые блоки. Софт-форки в определённом смысле обратно совместимы. Полные узлы, которые не обновятся, будут признавать новые блоки действительными, потому что блоки по-прежнему следуют старым правилам, проверяемым узлами. Однако не обновившийся полный узел может неверно интерпретировать некоторые транзакции, использующие новые правила.

Хард-форк устраняет или послабляет консенсусные правила. Как только хард-форк будет активирован и майнеры начнут производить блоки согласно этим послабленным правилам, не обновившиеся до новых правил узлы будут отклонять эти новые блоки. Это может вызвать раскол блокчейна, если некоторые майнеры и узлы продолжат использовать старое ПО, а другие перейдут на новое.

Примеры форков: В Биткойне изначально не было лимита размера блока. Лимит 1 МБ был добавлен в сентябре 2010 г. Это был софт-форк, потому что он добавил новое правило. Не обновившиеся узлы продолжали следовать правильному блокчейну, потому что размер блоков не имел для них значения. Находящиеся в меньшинстве майнеры, не желавшие этого лимита, были вынуждены обновиться до ПО, следовавшего новым правилам, так как намайненные ими блоки размером больше 1 МБ отклонялись узлами и майнерами, придерживавшимися новых правил. Это изменение было внесено посредством софт-форка, но оно не может быть отменено без хард-форка – это справедливо для всех реализованных софт-форков.

У Биткойна было три раскола блокчейна. Первый произошёл в 2010 г., когда в блок была включена транзакция, расходовавшая 184,5 млрд биткойнов – в правилах ПО был баг, допускавший принятие огромных транзакций. Баг был исправлен с помощью софт-форка, который добавил чёткое правило о том, что транзакция не может расходовать больше 21 млн биткойнов (максимальное предложение). На релиз патча понадобилось 5 часов, и в «плохом блокчейне» успели намайнить 51 блок, прежде чем хороший блокчейн (с исправленным багом) обошёл его по PoW. Отсюда следует интересный момент. В случае раскола блокчейна Биткойна принятый метод определения, какой блокчейн «есть настоящий Биткойн», сводится к рассмотрению длины цепочки PoW – блокчейн с наибольшей накопленной работой «есть настоящий Биткойн».

Периодически встречаются осиротевшие блоки, потому что для распространения новости о новом блоке по сети нужно время, а хеш последнего блока определяет решение следующего блока. Если Майнер А и Майнер Б транслируют новый блок одновременно и половина узлов сначала видит блок А, а другая половина – блок Б, то до нахождения следующего блока будет два конкурирующих блокчейна (ветви). Если следующий блок найдёт майнер, использующий блок Б, то блок Б будет хорошим блокчейном, а блок А – осиротевшим, так как узлы станут считать «настоящим Биткойном» ветвь Б, так как у неё более длинная цепочка PoW.

Именно поэтому продавцы часто ждут двух или более подтверждений, прежде чем принимать платёж. Число подтверждений означает, что после блока, содержащего транзакцию, было добавлено X следующих блоков. Последний блок всегда может оказаться осиротевшим (т. е. не стать частью блокчейна Биткойна), но если после него было добавлено несколько блоков, его транзакции становятся неизменяемой частью реестра Биткойна.

Некоторые хард-форки задумываются как обновления. Если существует консенсус относительно того, что изменение правил будет благоприятным, пользователи координируются, чтобы реализовать это изменение при определённой высоте блока. Поскольку важно, чтобы все одновременно перешли на новые правила, обычно выпускается версия ПО, содержащая оба набора правил, с логикой, говорящей: «До блока X использовать одни правила, а после блока X – другие». В Monero хард-форки, не предназначенные для раскола блокчейна, происходят примерно каждые полгода. Они анонсируются заблаговременно, чтобы операторы узлов успели скачать ПО, следующее новым правилам. Хард-форк Биткойна Segwit2X задумывался как обновление (увеличение максимального размера блока до 2 МБ). Он не состоялся из-за воспринимаемого отсутствия поддержки стейкхолдеров. Больше об этом – далее.

Некоторые хард-форки задумываются для раскола блокчейна. Хорошо известный пример – Bitcoin Cash (BCH), и после него произошло ещё несколько похожих хард-форков Биткойна. В Monero тоже был хард-форк, задуманный для раскола блокчейна (MoneroV). Подобные хард-форки случаются, когда часть пользователей криптовалюты решает изменить правила, понимая, что не все перейдут на новые правила. Они тоже обычно анонсируются заранее. Люди, использующие новое ПО, знают, что после определённого блока они перейдут в другой блокчейн с собственными консенсусными правилами.

Введение в управление блокчейном с точки зрения пользователя
Источник: https://monero.org/forks/

Некоторые рассматривают раскол блокчейна как предложение бесплатных монет. Bitcoin Cash намайнил свой первый блок как блок 478559 после блока Биткойна 478558. Если у вас при блоке 478558 был 1 BTC, то при блоке 478559 он у вас по-прежнему был, но ваш приватный ключ также работал в блокчейне BCH и поэтому у вас также был 1 BCH, потому что до этого момента оба блокчейна идентичны. Это можно рассматривать как получение 1 BCH бесплатно, но также можно утверждать, что ваш 1 BTC раскололся, как и блокчейн, потому что большинство ресурсов, дававших BTC его стоимость (покупатели, майнеры, те, кто принимает ими платежи), теперь разделились между BTC и BCH.

5. Как эволюционирует Биткойн?

Введение в управление блокчейном с точки зрения пользователя

Простого ответа на этот вопрос нет, но с августа 2011 г. существует чёткая процедура: предложения об улучшении Биткойна (BIP). У BIP есть собственный репозиторий на GitHub. Процедура обращения с BIP была изложена в оригинальном BIP-001, но его заменило BIP-002. Ниже я изложу своё понимание процедуры, описанной в BIP-002.

Введение в управление блокчейном с точки зрения пользователя
Источник: GitHub

Каждое BIP должно иметь автора/защитника, который будет его курировать.

  1. Следует подать на обсуждение идею посредством списка рассылки для разработчиков Биткойна.
  2. Если подписчики списка рассылки дают понять, что готовы к рассмотрению, следует таким же способом отправить черновой вариант BIP.
  3. Если нет возражений, BIP следует загрузить в соответствующий репозиторий на GitHub как запрос на включение. BIP должно следовать определённому формату.
  4. Редактор BIP (некто Luke Dashjr) рассмотрит его, и, если оно соответствует определённым минимальным критериям, оно будет принято и получит номер и категорию.
  5. Редактор BIP решает, присвоить ли статус «предложено» или «окончательно/активно», тогда как автор BIP может сменить статус на «приостановлено» или «отозвано». Чтобы перейти из статуса «черновик» в статус «предложено», в BIP должны быть раскрыты все детали и предоставлена модель реализации. Это важно: автор/разработчик должен приложить усилия, чтобы реализовать свою идею в пригодном к использованию коде, прежде чем BIP сможет продвинуться дальше.
  6. BIP-002 также определяет метод получения комментариев по BIP посредством публичного вики-пространства, где может участвовать любой, но где «участникам следует добровольно воздерживаться от комментариев, выходящих за рамки их области знаний или квалификации. Однако комментарии не должны цензурироваться, а участие должно быть открытым для публики».

«BIP софт-форка строго требует явного большинства майнеров, выраженного путём голосования на блокчейне (например, с использованием BIP 9)».

Майнеры могут использовать поле «версия» в заголовке блока, чтобы сигнализировать о поддержке предложенного софт-форка. Голосование длится в течение определённого промежутка, и узнать о поддержке майнерами изменения (измеряемой по их вычислительной мощности) можно, посмотрев на число блоков, сигнализирующих о поддержке.

Большинство майнеров Биткойна (т. е. майнеры, контролирующие большую часть вычислительной мощности) может принимать софт-форк (добавлять новые правила). Это так, потому что майнеры создают блоки. Если большинство майнеров решит, что новый лимит размера блока – 50 КБ, а другие узлы будут по-прежнему признавать большие блоки действительными, то большая часть вычислительной мощности, следующая одинаковому набору более ограничивающих правил, произведёт самую длинную цепочку PoW. Эти майнеры не будут признавать блоки, не следующие новым правилам.

В случае BIP по изменению консенсусных правил путём хард-форка всё сложнее, так как статус «окончательно/активно» присваивается только при принятии «всей экономикой Биткойна». В BIP-002 говорится следующее:

BIP хард-форка требует принятия всей экономикой Биткойна, включая тех, кто продаёт востребованные товары и услуги в обмен на платежи в биткойнах, а также держателей биткойнов, которые в случае хард-форка могут хотеть тратить свои биткойны (включая продажу за другие валюты) по-другому. Принятие должно быть выражено посредством фактического использования хард-форка на практике (а не простого выражения публичной поддержки, хотя это хороший шаг для достижения согласия перед принятием BIP)…
…Майнеры не входят в экономику, так как они всего лишь полагаются на то, что другие будут продавать/тратить их бесполезный в противном случае продукт майнинга. Таким образом, они должны принимать указания всех остальных при принятии решений по консенсусным правилам.
Биржи не входят в экономику, так как они всего лишь предоставляют услуги, связывая продавцов и пользователей, желающих торговать. Даже если все биржи откажутся от Биткойна, эти продавцы и пользователи всегда смогут торговать напрямую и/или создать собственные биржи.
Разработчики не входят в экономику, так как они всего лишь пишут код, а использовать этот код или нет – решают другие…
Настоящее BIP не стремится дать определение того, что «должно» служить основанием для решений. Подобное утверждение, как бы идеально оно ни было оправдано, будет бесполезным без способов заставить других его придерживаться. Процедура BIP не имеет своей целью служить принудительным «управлением» Биткойном, а лишь предоставляет коллективный репозиторий для предложения и предоставления информации о стандартах, которые люди могут добровольно принять или нет. Можно лишь надеяться на достижение точности в отношении поля «статус», стремясь отразить реальность, какой она является на самом деле, а не какой она *должна быть*.

Процедура BIP очень мало говорит о том, как BIP, требующее хард-форка, должно получать одобрение «всей экономики Биткойна» (определяемой как продавцы, принимающие платежи биткойнами, и держатели), а лишь определяет данный критерий для изменения статуса BIP в репозитории на GitHub.

Мне понятна логика – участники экономики Биткойна могут свободно выбирать, какое ПО использовать и каким консенсусным правилам следует это ПО. Но как заставить всю экономику Биткойна принять изменения в консенсусных правилах, требующие хард-форка? Это кажется сложным, учитывая, что вся экономика Биткойна должна принять хард-форк одновременно, чтобы избежать раскола блокчейна. Пожалуй, неудивительно, что ни одно из приведённых BIP хард-форков так и не достигло статуса «активно».

С моей точки зрения внешнего наблюдателя, лучшим шансом достижения принятия изменений в консенсусных правилах Биткойна, требующих хард-форка, кажется внедрение этих изменений в новой версии Bitcoin Core, ПО, используемого 96,5% полных узлов. Я также полагаю, что большинство продавцов, в чьих руках находится конечное решение согласно BIP-002, не слишком волнуют изменения правил Биткойна, не затрагивающие их напрямую, учитывая, что они просто сразу же конвертируют полученные биткойны в более стабильную валюту.

BIP-002 перечисляет ряд стейкхолдеров и объясняет, почему они не входят в «экономику» и, следовательно, не принимают решения о принятии BIP: майнеры, биржи и разработчики. Мне же кажется, что всё как раз наоборот, потому что, исходя из моих наблюдений, именно эти три группы участников обладают властью решать, как будет эволюционировать Биткойн.

Мои наблюдения основаны в основном на хард-форках Bitcoin Cash и Segwit2X. Я расскажу о них здесь, чтобы объяснить, почему я считаю, что эти стейкхолдеры имеют влияние. Будучи мелким пользователем/держателем биткойнов, я в принципе попадаю в группу, которая должна принимать решения о том, является ли хард-форк «настоящим Биткойном». Но я этого совсем не ощутил; на самом деле, когда всё это разворачивалось, мне было трудно разобраться в происходящем.

Введение в управление блокчейном с точки зрения пользователяРазработчики имеют влияние, потому что любые изменения консенсусных правил должны быть отображены в коде. В частности, разработчики Bitcoin Core имеют большое влияние, так как это ПО использует 96,5% полных узлов. Смею также предположить, что многие из операторов этих узлов доверяют новым версиям Bitcoin Core, не проверяя код лично, – и это доверие вполне может простираться и на новую версию, меняющую консенсусные правила. Я не знаю, как разработчики Bitcoin Core принимают решения, но они каждую неделю встречаются в IRC и публикуют логи. Это действительно замечательно, я полностью поддерживаю прозрачность, но у меня нет времени, чтобы следить за всеми этими встречами, и чтобы что-нибудь в этом понимать, нужны специальные знания.

Введение в управление блокчейном с точки зрения пользователяМайнеры имеют влияние, потому что любая версия Биткойна, меняющая консенсусные правила, нуждается в майнерах, иначе она в буквальном смысле пойдёт в никуда. Правила определения «какой блокчейн есть настоящий Биткойн», поскольку они существуют в форме, отличной от социального консенсуса, также указывают на блокчейн с наибольшим доказательством выполнения работы (т. е. вычислительной мощностью).

Майнеры решают, что включать в каждый блок, и если большая часть вычислительной мощности согласна с новым правилом, то оно может быть принято в виде софт-форка. BIP-0016 было принято при одобрении 55% вычислительной мощности. Майнеры, не обновившиеся вместе с большинством, в течение следующих месяцев просто создавали недействительные блоки.

Единственное влияние, имеющееся у остальной экономики Биткойна для противостояния большинству майнеров, сводится к возможности накладывать вето на майнеров, и изменению алгоритма PoW (т. е. все их ASIC больше не смогут майнить биткойны). Для этого потребуется огромная степень координирования других стейкхолдеров, которым нужно будет достичь коллективного согласия и убедить мир, что то, что всегда было Биткойном (блокчейн, запущенный Сатоши, с самой длинной цепочкой PoW на основе SHA-256), больше им не является. Форк Bitcoin Gold изменил хеш-функцию PoW, но я не думаю, что он действительно претендовал на то, чтобы быть «настоящим Биткойном», и то, что его инициаторы отвели двухнедельное окно, чтобы самостоятельно намайнить 100 000 монет, играло не в их пользу.

Bitcoin Cash был хард-форком Биткойна, потому что он послаблял правила, увеличив лимит размера блока с 1 МБ до 8 МБ. Аргументировалось это тем, что 1 МБ – это слишком мало при таком активном использовании, какое наблюдалось у Биткойна, из-за чего людям приходилось платить слишком высокую комиссию, не позволяющую Биткойну функционировать в качестве валюты. Существует целая дискуссия, судя по всему, разворачивающаяся уже не один год, о том, должно ли масштабирование Биткойна происходить «ончейн» (посредством больших блоков) или с помощью решений «второго уровня» – я это не затрагиваю.

Помимо увеличения лимита размера блока, в правила Bitcoin Cash была добавлена оговорка о том, что, если новые блоки поступают недостаточно быстро, сложность должна резко снижаться. Корректировка такого рода была необходима, чтобы поддерживать функционирование BCH в случае, если большинство майнеров не перейдут на майнинг его вместо BTC. Bitcoin Cash не изменил хеш-функцию PoW, поэтому операторы ASIC Биткойна могли выбрать, в каком блокчейне майнить.

Эта «экстренная корректировка сложности» (EDA) имела интересные последствия. Когда сложность BCH падала после EDA, майнить его становилось выгоднее, так как найти новые блоки и получить вознаграждение было проще (хотя стоимость каждой единицы BCH была ниже). Майнеры Биткойна поступали предсказуемо – они следовали стимулам (прибыльности). Когда сложность BCH была низкой, некоторые майнеры переключались на майнинг этого блокчейна. Когда она снова корректировалась вверх, они переключались обратно на BTC. Так оба блокчейна развивались, но непоследовательно. Когда сложность BCH была высокой, большинство майнеров не были заинтересованы и на поиск нового блока могло уходить 100 минут. Когда сложность резко корректировалась вниз, это привлекало намного больше майнеров и блоки находились каждые несколько минут, пока сложность вновь не корректировалась вверх и эти майнеры не возвращались к BTC. Это также отражалось на времени поиска блока BTC, но в меньшей степени, поскольку стоимость BTC была выше и поэтому большинство майнеров оставались с ним, даже когда сложность BCH становилась низкой.

Введение в управление блокчейном с точки зрения пользователя
Интервал между блоками Bitcoin Cash с августа 2017 по явварь 2018. Источник: bitinfocharts

В определённом смысле это было хорошо, так как подтверждало, что поведение майнеров, ключевых участников Биткойна, может быть предсказано (контролируемо?) с помощью экономических стимулов – напомню, что для Биткойна это должно быть верно. С точки зрения пользователя, это было плохо, так как становилось сложнее предсказать, как долго придётся ждать прохождения транзакции. Эта динамика стала достаточно пикантной в начале ноября 2017 г., когда цена Bitcoin Cash быстро росла, а цена Биткойна падала. Такое поведение цены сопровождалось скачком числа мелких транзакций в блокчейне Биткойна, из-за чего комиссии резко выросли. Некоторые описывали это как гражданскую войну, и ходили слухи о заговоре по cвержению Биткойна. Спекулировали даже, будто Биткойн может ждать смертельное пике, так как люди продают биткойны, потому что не могут проводить транзакции, что толкает цену вниз, из-за чего, в свою очередь, падает привлекательность для майнеров и замедляется создание новых блоков, что провоцирует петлю обратной связи, способную опустить цену настолько, что оставшейся вычислительной мощности будет недостаточно для нахождения новых блоков.

Bitcoin Cash 14 ноября 2017 г. пережил ещё один хард-форк (с целью обновления), чтобы сделать корректировку сложности более гладкой, вследствие чего время поиска блоков нормализировалось.

Биржи важны как публичные пространства, поскольку они представляют собой площадки, где определяется цена криптовалюты, и они также имеют прямое влияние. В примере Bitcoin Cash биржи имели влияние в том смысле, что они решили, что Bitcoin Cash не является Биткойном (BTC). Однако многие крупные биржи решили поддержать Bitcoin Cash и торговать им как BCH. Некоторые решили признать, что те, у кого были BTC при блоке 478558, также стали владельцами аналогичного количества BCH. Биржи не были обязаны это делать. Когда биткойны хранятся на бирже, биржа владеет приватными ключами, позволяющими их тратить. Я сомневаюсь, что на биржах оговаривалось, что клиенты станут владельцами монет новых блокчейнов, отколовшихся от тех, чьи монеты находятся на их счетах.

Многие биржи также открыли рынки для торговли BCH, что способствовало его легитимности. Относительная цена BTC и BCH важна, так как она диктует, что могут купить держатели этих монет, влияя на поведение майнеров, – и эта цена определялась на биржах.

Биржи, наверное, были ещё влиятельнее в отношении форка Segwit2x, который так и не случился.

Предпосылки Segwit2x: 23 мая 2017 г., после встречи определённых стейкхолдеров Биткойна на конференции, было опубликовано заявление (Нью-Йоркское соглашение). Утверждалось, что посетители конференции пришли к соглашению о том, как Биткойн должен масштабироваться: софт-форк для реализации Segregated Witness, и затем в пределах шести месяцев хард-форк для удвоения лимита размера блока с 1 МБ до 2 МБ. Соглашение якобы имело поддержку крупных игроков, включая майнеров, контролировавших 83,28% вычислительной мощности Биткойна, и ряд компаний, на которые вместе приходилась существенная доля «экономики Биткойна», – например, BitPay, процессора платежей, помогающего продавцам получать биткойны в обмен на товары и услуги.

Соглашение оказалось противоречивым (больше об этом – далее). Биржи сыграли здесь роль, так как когда «стало ясно», что форк Segwit2x вызывает споры, они стали заявлять, что будут поддерживать торговлю монетами и блокчейна Segwit2x, и оригинального блокчейна BTC. Это само по себе примечательно, так как хард-форк Segwit2x задумывался с целью обновления. Если биржи планируют поддерживать торговлю двух монет, то это явно указывает на то, что они не ожидают, что обновление пройдёт гладко, а ожидают раскола блокчейна. Кроме того, тикеры, которые они присваивали этим блокчейнам, в основном отдавали первенство оригинальному блокчейну BTC (пример: BTC и B2X). Возможно, не менее примечательно, что некоторые биржи начали предлагать торговлю «фьючерсами Segwit2x», позволяющими спекулировать на стоимости Segwit2x относительно оригинального BTC. Послание участников этих рынков сводилось к тому, что они ожидают, что Segwit2x будет стоить значительно меньше, чем оригинальный BTC.

6. Оценка настроений «экономики Биткойна»

Введение в управление блокчейном с точки зрения пользователяКаким образом стало ясно, что обновление Segwit2x противоречиво, или как проявилась противоречивость Segwit2x?

Я не стану углубляться в детали этой противоречивости, но могу привести свой взгляд стороннего наблюдателя, и, так как я не был тогда заинтересованным лицом, думаю, моя точка зрения вполне непредвзята. В отсутствие общепринятого способа получения «одобрения экономикой Биткойна» хард-форка, разумной отправной точкой мне кажется встреча большого числа крупных игроков этой экономики для достижения соглашения. Однако важной частью философии управления Биткойном также кажется прозрачное и открытое принятие решений. Личная встреча, которая никак не записывалась и не протоколировалась и на которую не были приглашены миллионы участников экономики Биткойна, не согласуется с этой философией. Когда результат такой встречи выражен двумя пунктами, объясняющими, что «таким будет Биткойн по нашему решению», неудивительно, что многие из тех, кто не был приглашён за встречу, чувствуют себя проигнорированными.

Отсюда возникает ряд интересных вопросов, например: как вовлечь «всю экономику Биткойна» в процесс принятия решений об изменении правил? Похоже, ожидается, что этот процесс должен быть прозрачным и инклюзивным, но как действенно включить в процесс такое большое число людей?

По оценкам, от 2,9 млн до 5,8 млн человек держат те или иные криптовалюты. Если быть консервативным и ради простоты, допустим, что 1 млн человек держит биткойны. Как уже упоминалось, многих из этих людей, вероятно, не заботят изменения консенсусных правил, но даже если 10% держателей не всё равно, то имеется 100 тыс. человек, которые хотят принимать участие или хотя бы чувствовать себя вовлечёнными.

Благодаря интернету и соцсетям все эти люди могут высказаться, и какая-то часть даже может быть услышана. Любой может присоединиться к Bitcointalk и писать там сообщения, но у кого есть время, чтобы читать темы на 50 страниц? Многие криптоэнтузиасты зарегистрированы в Твиттере, но там способность быть услышанным зависит от известности и числа подписчиков (а также прихотей администраторов соцсети). Reddit предлагает масштабируемое решение, так как поддержка точек зрения может выражаться с помощью голосования – хотя на самом деле голоса «за» должны использоваться для постов и комментариев, делающих конструктивный вклад в обсуждение.

Проблема в том, что все эти публичные пространства уязвимы к: 1) цензуре; и 2) злоупотреблению/искажению/накрутке. Модераторы могут удалять посты и комментарии. На /r/Bitcoin даже есть правило, гласящее:

«Агитировать за клиентское ПО, пытающееся изменить протокол Биткойна без подавляющего консенсуса, запрещено».

BIP не может считаться предложенным без рабочей реализации, а крупнейший сабреддит, посвящённый Биткойну, не разрешает обсуждать клиентское ПО, пытающееся изменить протокол без подавляющего консенсуса. Таким образом, /r/Bitcoin вряд ли можно считать публичным пространством для достижения сообществом Биткойна консенсуса.

Участники, обладающие ресурсами (временем для создания и раскрутки марионеточных аккаунтов, деньгами для оплаты людям), могут создать видимость, будто поддержка точки зрения в сообществе больше, чем на самом деле. Всё это происходит непрозрачным и трудно поддающимся оценке образом; мы лишь время от времени видим индикаторы того, что что-то не так.

Если вернуться к Segwit2x, пользователи /r/Bitcoin, казалось, были против, причём многие категорически. Этот протест, судя по всему, основывался не столько на непосредственном изменении лимита размера блока с 1 до 2 МБ, сколько на отсутствии сопричастности. Люди возражали против того, что воспринималось как закулисная договорённость, которая пыталась диктовать им будущее Биткойна. Однако имели место и обвинения /r/Bitcoin в цензуре, исключающей определённые точки зрения.

Reddit также уязвим к манипуляции (судя по всему, все стороны признают, что другая сторона на это способна). Так какой вес стоит придавать настроениям, выраженным на Reddit? Были ли настроения против Segwit2x в соцсетях причиной его отмены? Сыграли ли в этом роль плохие показатели фьючерсов Segwit2x? Эти фьючерсные рынки имели очень низкий объём и поэтому также были уязвимы к манипуляции. Единственные, кто знает, почему на самом деле форк Segwit2x был отменён, – это те шестеро, кто подписал электронное письмо с анонсом об отмене.

7. Характеристика управления Биткойном

Управление Биткойном характеризуется инерцией и замешательством. Инерция связана с высоким барьером для принятия изменений консенсусных правил. Вся экономика Биткойна должна принять ПО, реализующее новые правила, – и не существует общепринятой процедуры определения этого нового консенсуса до волшебного момента, когда все начнут следовать новым правилам.

Отсутствие общепринятой процедуры также вызывает замешательство, так как никто не знает, чего ожидать. Майнеры могут сигнализировать о том, чего они хотят, в блокчейне, у групп разработчиков также есть каналы, позволяющие им быть услышанными, – но когда речь идёт о пользователях, остаётся какофония ненадёжных сигналов в различных соцсетях и спекуляция об относительной цене нового блокчейна, если действительно произойдёт раскол. У пользователей нет общепринятого и эффективного способа сигнализировать о своих пожеланиях, что ограничивает их способность к координированию и снижает их влияние.

8. Как может случиться хард-форк Биткойна?

Введение в управление блокчейном с точки зрения пользователяЯ вижу три сценария:

  1. Биткойн никогда не изменит консенсусных правил так, чтобы вызвать хард-форк. Биткойн в определённом смысле стеснён широтой и разнообразием своей пользовательской базы и тем фактом, что не существует установленного метода оценки того, увенчается ли попытка коллективного хард-форка успехом или вызовет раскол блокчейна. Возможно, так и должно быть, и инерция означает прочность. В некоторой степени это так, потому что лёгкость изменения консенсусных правил была бы для Биткойна опасна. Сложность изменения правил – это хорошо, но я не вижу, как Биткойн в будущем может стать всемирной цифровой валютой, если изменить правила невозможно. Например, даже если сеть Lightning ждёт большой успех, массовое использование всё равно подразумевает большое число ончейн-транзакций для открытия и закрытия каналов, которые будут дорого обходиться без хотя бы умеренного увеличения размера блока. Если признать, что изменения правил будут необходимы, то мы возвращаемся к механизму придания этим изменениям важности.
  2. Разработчики Bitcoin Core выпустят новую версию, ведущую к хард-форку. Подобное мне кажется вполне возможным, и это наиболее вероятный способ хард-форка Биткойна без хаоса. Инерция играет на руку Bitcoin Core: 96,5% полных узлов уже используют это ПО и доверяют ему, и какая-то часть этих узлов – думаю, достаточно большая – будет придерживаться хард-форка Bitcoin Core. Конечно, гарантий нет; у разработчиков Bitcoin Core нет власти, чтобы принудительно навязать хард-форк, но мне кажется, что их шансы на достижение этого наиболее высоки.
  3. Другая группа разработчиков Биткойна провернёт хард-форк, и её реализация полного узла станет доминирующей, возможно, после раскола блокчейна. Bitcoin Cash потенциально мог и всё ещё может этого достичь (хотя я считаю, что в первые дни, пока блокчейны ещё не слишком разошлись, это было более вероятно). У Segwit2x не было поддержки разработчиков Bitcoin Core; если бы инициатива была реализована, то это была бы альтернативная реализация полного узла. Стоит отметить, что Bitcoin Core играл активную роль в истории с Segwit2x благодаря публикации предупреждения, где заявлялось: «Этот хард-форк не поддерживается большинством пользователей и разработчиков Биткойна, а поэтому является конкурирующим. Принятие этого хард-форка означает переход на альтернативную валюту (альткойн), несовместимую с Биткойном». В этом предупреждении Bitcoin Core говорит от имени пользователей Биткойна, советуя остерегаться тех, кто поддерживает форк.

9. Взгляд на управление Биткойном с лягушачьей перспективы

«Лягушачья перспектива – это вид снизу, как если бы наблюдатель был лягушкой. Противоположностью является вид с высоты птичьего полёта. В такой перспективе объект выглядит высоким, сильным и могущественным, тогда как наблюдатель ощущает себя подобным ребёнку или бессильным». – Википедия

С точки зрения пользователя Биткойна, я могу без колебаний заявить, что управление Биткойном неэффективно. Замешательство – это лишь верхушка айсберга, айсберга из жёлчи и ненависти. Давайте ненадолго вернёмся к примерам Bitcoin Cash и Segwit2x.

Вопрос о том, стоит ли увеличивать лимит размера блока Биткойна, был предметом споров задолго до того, как сторонники больших блоков покинули корабль и запустили форк Bitcoin Cash. Этот форк не только разделил пользователей, сетевой эффект и вычислительную мощность Биткойна – он породил два сообщества, самые активные участники которых тратят кучу времени и усилий на ненависть к другому блокчейну и его пользователям. Возможно, называть это гражданской войной – это крайность, но иногда возникают подобные ассоциации.

Предложенный форк Segwit2x встретился с озлобленностью на /r/Bitcoin, причём его противники высказывались громко и неприятно (включая личные оскорбления в адрес сторонников Segwit2x), и часть пользователей перебежала на /r/btc, заявив, что их забанили за высказывание мнений в поддержку Segwit2x.

Пользователи Биткойна обладают номинальной властью, но без установленного канала для применения этой власти они превращаются в зрителей/болельщиков, аплодирующих и улюлюкающих с трибун. Предполагаемая суверенность и значимость этих пользователей ещё больше всё усугубляет, потому что другие стейкхолдеры, такие как разработчики и майнеры, должны к ним прислушиваться. А значит, существует мотивация, чтобы кричать громче всех и быть услышанным. В сущности, восприятие, будто какой-либо человек, группа или сообщество говорит от имени пользователей Биткойна, – это и есть власть.

С ростом стоимости Биткойна и его экономики появляется всё больше смысла во вложении ресурсов в манипуляцию сообществом Биткойна или его предполагаемым мнением. Публичные пространства, где собирается сообщество Биткойна (форумы, Reddit, Twitter) уязвимы к манипуляции посредством цензуры и атак Сивиллы.

О цензуре я уже упоминал, и в этом посте приводится ещё одна версия о цензуре на /r/ Bitcoin как части более обширных попыток манипулировать сообществом Биткойна. Я не встаю ни на одну из сторон касаемо правдивости подобных обвинений, однако они правдоподобны, и этого достаточно, чтобы нанести ущерб. Я вижу подозрения о манипуляции во всех криптовалютных сабреддитах (что также справедливо в случае других тем, таких как политика), иногда с доказательствами.

Такие платформы, как Reddit, Twitter и публичные форумы, уязвимы к атакам Сивиллы. Если социальная платформы позволяет регистрироваться без верификации личности, то она уязвима к атаке Сивиллы – вопрос лишь в том, может ли потенциальный злоумышленник достаточно заработать, чтобы вложение ресурсов (времени/денег на раскрутку, хищение, покупку или подкуп аккаунтов) было оправдано. С ростом стоимости и принятия криптовалюты на кону стоит больше, выиграть от воздействия на публичное восприятие можно больше, а значит, и вероятность серьёзных манипуляций в соцсетях выше.

Биткойн сейчас достаточно весом, чтобы это представляло серьёзную проблему. Я не вижу, как можно получить от пользовательского сообщества Биткойна сигнал, которому можно доверять. Если нельзя доверять мнениям псевдонимных незнакомцев, выраженным посредством лайков или голосов, то кому можно доверять? Можно доверять тому, что желания майнеров Биткойна точно передаются с помощью ончейн-сигналов, поскольку вычислительную мощность нельзя подделать. Можно также предпочесть уделять внимание определённым субъектам, которым вы доверяете и которые имеют каналы коммуникации (страницы в соцсетях, аккаунты на GitHub, сайты). Если вы пользователь, не имеющий репутации в пространстве, ваша роль в этой дискуссии может быть сфабрикована или маргинализирована экономически эффективным образом любым, у кого есть личная заинтересованность и ресурсы на то, чтобы её преследовать.

Помимо проблем, связанных с оценкой настроений пользователей, я считаю, что сообщество Биткойна страдает от отсутствия процесса разрешения спорных вопросов.

Если я участник группы, желающей изменить правила Биткойна тем или иным образом, когда нам следует отказаться от этой затеи? Если наше BIP не имеет большой поддержки среди разработчиков? Но разработчики не говорят от имени всего Биткойна. Если майнеры сигнализируют об отсутствии поддержки? Майнеры тоже не говорят от имени всего Биткойна. Если большинство людей на форумах /r/Bitcoin и Bitcointalk критикуют наш план? Но эти форумы уязвимы к манипуляции. Если мы реализуем собственный форк Биткойна и его токен будет торговаться по 0,1, или 0,01, или 0,001 BTC, следует ли нам отказаться от мысли о том, что наше видение и есть настоящий Биткойн? Единственное, что сразу же убьёт форк (или любой блокчейн), – это если майнеры перестанут майнить новые блоки.

Роль, которую играют пользователи в управлении Биткойном, мне не по нраву. И это нормально, так как никто не заставляет меня принимать участие. Если я не покупаю и не держу монеты и не пользуюсь Биткойном, то это вряд ли меня как-то затронет. Это так, потому что масштабы Биткойна всё ещё сравнительно небольшие, но это перестанет быть так, если Биткойн станет фактической глобальной валютой интернета. С оглядкой на будущее, стоит рассмотреть динамику управления по мере роста принятия и значимости блокчейна.

10. Управление блокчейном при масштабировании проектов

Введение в управление блокчейном с точки зрения пользователя
Источник изображения: bitnovosti.com

Новый блокчейн начинается с ПО – для майнинга новых блоков и функционирования полных узлов для валидации блокчейна. Человек или организация создают это ПО с изначальным набором консенсусных правил. Стандартной практикой также является публикация whitepaper или дорожной карты с объяснением того, как блокчейн должен функционировать или для чего он предназначен. Лучшей практикой считается анонсировать запуск новой криптовалюты до начала майнинга. Анонс до запуска считается справедливым, так как это даёт тем, кто не причастен к проекту, возможность с самого начала участвовать в майнинге.

Когда разработчики ПО майнят в собственном блокчейне до объявления о его запуске, это известно как премайн. Похожей концепцией является инстамайн, когда вознаграждения за блоки очень высоки и это позволяет изначальным майнерам (скорее всего, людям из команды проекта) намайнить значительную часть общего предложения. Проекты с первичным предложением монет (ICO) так или иначе имеют премайн, так как именно отсюда берутся монеты, которые продаются участникам ICO. В некоторых проектах премайн составляет 100%, т. е. всё доступное предложение существует уже в момент запуска проекта (примеры: Ripple и EOS). Их также можно описать как проекты без майнинга, так как они имеют альтернативный метод распределения токенов пользователям. Развитие блокчейнов с полным или частичным премайном фундаментально отличается от тех, где с самого начала происходит открытый майнинг. Это имеет свои следствия для управления на ранних стадиях проекта, поэтому я рассмотрю эти случаи отдельно.

Биткойн – хороший пример криптовалюты без премайна. 31 октября 2008 г. Сатоши Накамото отправил посвящённому криптографии списку рассылки письмо, где говорилось:

«Я работаю над новой системой электронной наличности, полностью пиринговой, без доверенных третьих сторон. Документ доступен по ссылке: http://www.bitcoin.org/bitcoin.pdf».

3 января 2009 г. Сатоши был намайнен генезис-блок Биткойна, 8 января было выпущено ПО Биткойна, а 9 января начался полноценный майнинг. Блокчейн и ПО Биткойна начинали с набора консенсусных правил, но на старте Сатоши был единственным участником. Когда в блокчейне стали майнить другие, можно сказать, что у него появилась сеть и эти другие приняли установленные Сатоши консенсусные правила.

Долгое время после запуска Биткойн не имел какой-либо выраженной стоимости. Только в октябре 2009 г. открылась первая биткойн-биржа, New Liberty Standard, предлагавшая курс 1309 BTC за $1, или примерно $0,008 за 1 BTC.

Актив, отслеживаемый распределённым реестром блокчейна, не имеет стоимости, пока кто-то не захочет принять его в обмен на что-нибудь другое. На этом этапе нет ничего, что бы отличало управление криптовалютным проектом от любого другого проекта ПО с открытым кодом. Майнеры и разработчики, скорее всего, одни и те же люди. Пока стоимость актива, который майнится, низка, причин особо интересоваться проектом кому-либо, не входящему в команду разработчиков, мало. На этом этапе управление проектом, вероятно, может без проблем следовать любой модели управления проектом с отрытым кодом.

Когда отслеживаемый блокчейном актив получает общепринятую стоимость, управление усложняется, так как появляются стейкхолдеры, не участвующие в разработке. Майнеры могут майнить в блокчейне, потому что воспринимают в этом экономическую выгоду. Пользователи покупают и продают актив, потому что он им полезен или они спекулируют на росте его стоимости. Стоимость блокчейна привязана к его сети, а не к его ПО. С ростом стоимости блокчейна растёт и влияние, связанное с управлением его развитием.

Так появляется динамика, незнакомая проектам с открытым кодом и их моделям управления. Если в группе разработчиков проекта с открытым кодом возникают неразрешимые разногласия касаемо дальнейшего развития, форк обычно представляет хорошее решение. Разработчики из изначальной группы, возможно, будут иметь преимущество признания за ними старого названия, но эффект привязки здесь очень небольшой, поскольку стоимость ПО обычно не основана на сетевых эффектах. Никто не проиграл от того, что Ubuntu откололась от Debian, – мы все выиграли от большего выбора дистрибутивов Linux.

Криптовалюты отличаются, поскольку они больше подобны протоколам. Их стоимость зависит от того, что разрабатывается поверх них, и они полагаются на следование всеми участниками сети одним и тем же правилам. ПО также является средством приведения этих правил в действие. С момента запуска любого блокчейна существует норма, определяющая принятие новыми участниками набора правил (и, по крайней мере вначале, ПО) от разработчиков, запустивших этот блокчейн. По умолчанию требуется доверие этим разработчикам, что даёт им влияние.

Проекты с ICO отличаются тем, что их монеты/токены обладают стоимостью ещё до запуска блокчейна, иногда когда ещё нет никакого ПО. Равновесие сил также другое, потому что команда разработчиков получает аванс за работу, которую они обещают выполнить. Они могут держать 40% активов, а также $10 млн, заплаченных другими за остальные 60%. Разработчики в таких проектах могут быть в меньшей степени подотчётными перед другими стейкхолдерами, потому что они уже получили хорошую компенсацию. Даже если проект провалится, они могут обналичить активы, полученные в обмен на проданные токены. По этой причине некоторые считают ICO-проекты по своей сути напоминающими скам.

Я вижу много сходств между криптовалютами и компаниями. Стейкхолдеры, такие как разработчики и майнеры, предоставляют пользователям/клиентам услугу, и стоимость этой услуги определяется рыночными силами. Людей, участвующих в предоставлении этой услуги, объединяет заинтересованность в увеличении её воспринимаемой стоимости. Разработчики часто имеют существенные резервы актива с ранних дней, когда его стоимость была низкой и он почти не привлекал внешнего интереса. Майнеры вложились в оборудование, и потенциальная окупаемость их инвестиций связана с воспринимаемой стоимостью актива, который они майнят.

Некоторые криптовалюты управляются более-менее как компании, потому что существует организация, открыто контролирующая сеть. NEO и XRP полагаются на небольшое количество доверенных узлов-валидаторов, управляющих их сетями, и эти валидаторы выбираются компаниями (OnChain и Ripple соответственно). Пока, по крайней мере, кажется, что управление этими блокчейнами тесно связано с управлением конкретными компаниями.

Большинство криптовалют отличаются от компаний тем, что у них нет центрального органа, решающего, кто может выполнять в сети определённую роль. Традиционные иерархические организации могут быть важными игроками в таких сетях, но не могут навязать сети свою волю. Хотя цели сети могут быть схожими с целями компании, сеть не может полагаться на традиционные подходы к управлению.

Я также вижу сходства между криптовалютами и компаниями в том, что касается неудач. Неудача криптовалюты вредит участникам – разработчикам, держателям, майнерам и пользователям, – но мы пока не достигли стадии, когда неудача какой-либо криптовалюты могла бы затронуть кого-либо, помимо этих стейкхолдеров. В настоящее время не столь существенно, если в управлении проектом обнаружатся изъяны и начнут приниматься плохие решения или не будут приниматься никакие решения, – неудача означает покинуть корабль и попробовать что-нибудь другое.

Цель любого криптовалютного проекта – массовое принятие. Он стремится революционизировать различные отрасли и потеснить институты и организации. Если криптовалютный проект достигнет своей цели, предоставив новую инфраструктуру для того или иного аспекта экономики или общества, он достигнет такой степени привязки, какой мы пока не видели. Если криптовалюта станет «слишком большой, чтобы рухнуть» (без существенного сопутствующего ущерба), не будет ли она также слишком большой, чтобы изменить правила или метод управления?

Altavista и Friendster потерпели неудачу, не вызвав особого эффекта. Google и Facebook выиграли свои битвы и теперь кажутся слишком упрочившимися и могущественными, чтобы так просто потерпеть неудачу. Возможно, нам, как обществу, стоило принять во внимание бизнес-модели наших поисковых систем и соцсетей. Большинство из нас упустило из виду долгосрочные последствия обмена данных на услуги, и мы предпочли провайдеров, предлагавших наиболее привлекательные сервисы. Сложно представить сценарий, где пользователи Google или Facebook массово мигрируют на другой сервис в знак неприятия практик компании. Однако Google и Facebook – это традиционные, иерархические, централизованные компании. Они отвечают перед своими акционерами и правительствами государств, в которых они работают, и посредством этих институтов мы в принципе можем в определённой степени контролировать их поведение.

Криптовалюты, благодаря своему децентрализованному характеру, устойчивы к принуждению и контролю, и это один из аргументов в их пользу. При мысли о том, что Биткойн стремится стать всемирной валютой, его модель управления вызывает у меня неловкое чувство. Действительно ли валюта, дающая майнерам свободу изменения правил, тогда как мы можем разве что коллективно сказать: «Это больше не Биткойн», – более желательна, чем центральные банки? Глядя на то, как Биткойн обошёлся с изменением лимита размера блоков, мне радостно, что я могу просто пройти мимо. Перспектива того, что это может стать моделью управления нашей глобальной валюты, мне не нравится.

Демократия предоставляет нам средства для представительства в принятии решений. Хотя можно утверждать, что определённые формулировки лучше других, большая ценность в одном лишь наличии процесса, которого большинство людей готовы придерживаться. Выборы и референдумы могут разделять, но это разделение ограничено и контролируемо благодаря наличию процесса, и даже если мы в этот раз не получили того, чего хотели, существуют мирные способы преследования своих целей – или, если никто их не разделяет, понять это и отказаться от них.

11. Гибкость учреждения или реформирования управления

Введение в управление блокчейном с точки зрения пользователя

С ростом значимости и стоимости криптовалюты, скорее всего, изменить её подход к управлению будет сложнее. Чем больше стоимость сети, тем могущественнее будут стейкхолдеры, которым сеть приносит влияние и доход. Bitmain, крупный игрок в Биткойне (и других PoW-монетах), в 2017 г. получил $3-4 млрд прибыли. Майнеры Биткойна заинтересованы в сохранении своего влияния и обладают ресурсами, чтобы преследовать эту цель.

Пользователи (или полные узлы) Биткойна в принципе могут решить учредить новую форму управления, которая уменьшает или уравновешивает влияние майнеров, но: 1) без наличия установленного процесса имеется существенное препятствие для осуществления этих изменений; и 2) если майнеры не одобряют эти изменения, у них есть ресурсы, чтобы им противостоять.

На ранних стадиях криптовалюты изменить правила намного проще, потому что стейкхолдеров меньше и их интересы больше согласуются. Для принятия решений достаточно той или иной комбинации следования за лидером и следования плану. Любой проект начинается с лидера – человека или организации, на чьих идеях основан проект и кто реализует первую версию ПО и генезис-блок. Люди интересуются проектом, потому что верят в его идеалы, и обычно это включает также веру в самоотверженность создавшего проект человека или команды и в их способность довести дело до конца.

Введение в управление блокчейном с точки зрения пользователяЛидером Биткойна, конечно, был Сатоши, и, судя по всему, на ранней стадии проекта слово Сатоши практически считалось законом. Биткойн интересен в этом отношении, потому что Сатоши покинул свою позицию и исчез. Мы так и не узнаем, как долго он мог бы диктовать курс Биткойна. Это можно рассматривать как сильную сторону Биткойна, поскольку единственный лидер, за которым все следуют, – это централизованная точка отказа. Человек может допускать ошибки или под принуждением совершать действия, ослабляющие сеть.

В отсутствие лидера у Биткойна всё равно есть план – оригинальный whitepaper. Подобные документы важны, так как помогают согласовать ожидания участников. Они задают рамки того, чего проект стремится достичь. Людям, не желающим достигать этих целей, незачем присоединяться к проекту. Биткойн – это «пиринговая система электронной наличности». По крайней мере, в этом у участников разногласий быть не должно. Тем не менее никакой план не может предвидеть все вопросы, которые могут возникнуть, или все решения, которые потребуется принять по пути к цели. Если лидер отсутствует, нет никого, кто мог бы однозначно интерпретировать верный образ действий для реализации плана. Сторонники Биткойна и Bitcoin Cash ссылаются на «видение Сатоши», но по-разному интерпретируют его и указываемый им образ действий.

Общий план – хорошая база для принятия решений по управлению, пока не возникнут ситуации, которые не были чётко предусмотрены, и дальнейший образ действий не станет неоднозначным. Следование за лидером – эффективный способ управления, до тех пор пока этот лидер не исчезнет или участники не потеряют доверие его решениям.

12. Ethereum и хард-форк The DAO

Введение в управление блокчейном с точки зрения пользователя«The DAO» – интересный эксперимент по управлению в блокчейне. Когда была обнаружена и задействована уязвимость, это дало интересные наблюдения касаемо управления блокчейном (Эфириума). The DAO задумывалась как децентрализованная автономная организация, которую инвесторы смогут контролировать посредством сложной схемы смарт-контрактов. Она должна была функционировать как своего рода венчурный фонд, где любой мог инвестировать капитал и эти инвестиции давали долю от дохода и право голоса в определении того, что The DAO должна делать. Не было традиционной (человеческой) управленческой структуры, такой как CEO или совет директоров, которые бы интерпретировали и реализовывали голоса стейкхолдеров, – решения должны были приниматься и реализовываться непосредственно на блокчейне Эфириума с помощью смарт-контрактов.

Прежде чем The DAO приступила к полноценной работе, кто-то нашёл способ воспользоваться уязвимостью этих смарт-контрактов и завладеть всем эфиром, вложенным стейкхолдерами в The DAO – на сумму $150 млн на самом пике. В The DAO был встроен период ожидания, прежде чем получатели могли потратить средства. Атака спровоцировала 27-дневный период, когда сообщество Эфириума могло предпринять действия, чтобы смягчить последствия, прежде чем средства могли разойтись по всей экосистеме Эфириума. В посте в блоге Эфириума, где Виталик Бутерин (его основатель) заявил об этом эксплойте, он также предложил софт-форк, который фактически должен был заблокировать или занести в чёрный список украденный эфир, если его примет большинство майнеров. Софт-форк, казалось, получил одобрение майнеров и был запланирован к реализации, но была найдена уязвимость, подвергавшая всю сеть Эфириума опасности DoS-атаки – если читать между строк, то этот пост говорит майнерам, что им следует голосовать против софт-форка.

Введение в управление блокчейном с точки зрения пользователяТаким образом, в отсутствие решения в виде софт-форка, сообществу Эфириума оставалось решить, стоит ли применить хард-форк, который фактически перепишет историю, записанную в блокчейне Эфириума. Ethereum Foundation был предложен хард-форк, перемещающий весь эфир, удерживаемый смарт-контрактами The DAO, на новый контракт, через который те, кто отправлял эфир The DAO, могут получить его обратно. Это предложение сопровождалось инструментом для голосования, позволяющим стейкхолдерам Эфириума выразить своё мнение о дальнейших действиях, причём результаты этого голосования должны были определить значение по умолчанию в новой версии ПО для полных узлов: применять форк или нет.

Голосование проводилось по принципу 1 эфир = 1 голос, а не на основе одного голоса на один кошелёк или человека. Это было так называемое «голосование рублём». Крупнейшие стейкхолдеры имели наибольшее влияние. Существует тенденция проведения всех голосований по управлению блокчейном по такому же принципу, потому что блокчейн – это реестр того, каким приватным ключам принадлежат какие активы. Любой полный узел может узнать, сколько биткойна или эфира контролирует частный ключ, однако никак невозможно узнать, сколько людей имеют кошельки Эфириума или сколько кошельков контролирует тот или иной человек. Голосование по принципу один голос на человека провести невозможно, потому что в таком голосовании (например, один голос на кошелёк или узел) было бы легко использовать марионеток – атаку Сивиллы.

В данном случае 87% проголосовавшего эфира сказало хард-форку «да», и хард-форк был осуществлён, причём 85% вычислительной мощности перешло на новый блокчейн, где все инвесторы The DAO получили свой эфир обратно. Такой исход неудивителен, поскольку на кону стояло 15% всего имевшегося в обращении на тот момент предложения ETH. Это должно было затрагивать значительную часть держателей ETH, которым грозили существенные личные потери. Это сильная мотивация, чтобы проголосовать за форк, тогда как мотивация голосовать против больше основывалась на принципах. Взлом The DAO мог подмочить репутацию молодого проекта, причём хакер мог выбросить свои ETH на рынок, и, к тому же, создателей The DAO мог ждать затяжной судебный процесс. Катастрофический провал флагманского проекта Эфириума мог стать существенным недостатком, поэтому аннуляция ущерба была привлекательным вариантом.

В данном случае лидеры (Ethereum Foundation) предложили ПО, которое противоречило не только плану Эфириума, но также общему для всех блокчейнов фундаментальному правилу – неизменяемости. Судя по всему, роль Ethereum Foundation в этом процессе была решающей (я не был свидетелем этого лично, но такое впечатление у меня создалось после прочтения этой статьи). Первый пост об этом от фонда, написанный Виталиком, предлагал софт-форк, если люди (майнеры) этого захотят. В этом посте не говорилось, что «это нужно сделать», и поэтому выбор должен был быть за майнерами – но там вполне могло быть сказано: «У нас в фонде нет намерения решать это с помощью форка, так как это будет грубым нарушением принципов, на которых основан проект», – и тогда всё могло бы разворачиваться по-другому.

Интересны отношения между Ethereum Foundation и держателями эфира. В 2014 г. был проведён краудсейл для привлечения средств на разработку Эфириума, и было собрано порядка 25 000 BTC (или около $17 млн по курсу 2014 г.). Мне не удалось найти информацию о том, оставил ли фонд себе часть изначальных ETH или выкупил их за BTC, но в этой статьеговорится, что в мае 2017 г. у него было 800 тыс. ETH. По крайней мере, изначально Ethereum Foundation финансировался покупателями ETH.

Ранние инвесторы в обмен на свои вложения получали не актив, который можно было использовать, а обещания о разработке ПО, запуске блокчейна Эфириума и распределении монет, которые инвесторы смогут использовать в этом блокчейне. Доверие Ethereum Foundation внедрено в саму структуру сообщества Эфириума. Такая подоплёка создаёт динамику между Ethereum Foundation и держателями эфира, отличную от динамики между Bitcoin Core и держателями биткойнов.

Ethereum Foundation не мог приказать провести хард-форк блокчейна Эфириума для отмены The DAO, но он сделал такой вариант возможным, подав соответствующий сигнал держателям ETH. Мне нравится, что было проведено голосование для оценки мнения держателей ETH. 87% проголосовавших ETH выступило за хард-форк, но в голосовании приняло участие лишь 4,5% всех ETH в обращении, и, как я уже отмечал, у тех, кто инвестировал в The DAO, была сильная мотивация, чтобы голосовать «за».

Меньшинство майнеров Эфириума, которые не приняли хард-форк, продолжили майнить в блокчейне со скомпрометировавшим себя The DAO, который стал известен как Ethereum Classic. Неудивительно, что Ethereum Foundation решил сосредоточить внимание на блокчейне, осуществившем форк для отмены The DAO, что способствовало легитимизации этого блокчейна как «настоящего Эфириума». Хотя майнеры и пользователи, не принявшие хард-форк, смогли продолжать работать с собственным блокчейном, то, что им досталось, было чем-то неполноценным, так как больше не имело поддержки хорошо обеспеченного ресурсами Ethereum Foundation – фонда, профинансированного инвесторами/держателями Эфириума (до форка).

Введение в управление блокчейном с точки зрения пользователя
Источник

Как бы то ни было, не похоже, чтобы этот форк привёл к такому уровню вражды между сообществами ETH и ETC, какой наблюдается в случае BTC и BCH. Не исключено, что это как-то связано с возможностью для стейкхолдеров выразить свои желания посредством чётко определённого (хоть и ситуативного) процесса и увидеть результаты.

Судя по всему, один из вопросов управления, по которым сейчас в Эфириуме нет единого мнения, касается того, нужно ли, и если нужно, то как, возвращать ETH из смарт-контрактов, функционирующих неправильно. Похоже, решения этой проблемы пока не предвидится, и невозможно узнать, каким оно могло бы быть. Это, к примеру, не очень радостно для тех, кто «держит» 513 тыс. ETH, которые застряли в контракте мультиподписей Parity.

13. Краткий обзор альтернативных способов обеспечения распределённого консенсуса

Не все криптовалюты полагаются на доказательство выполнения работы для обеспечения консенсуса. Наиболее известная альтернатива – доказательство доли владения (PoS), где узлы, создающие новые блоки, выбираются на основе удерживаемой ими валюты и иногда продолжительности её удерживания. Аргументируется это тем, что можно доверять случайному выбору узлов на основе их доли владения, потому что у них есть сильная мотивация для честного поведения (у них что-то стоит на кону). Участники PoS могут вознаграждаться за честный вклад, получая вознаграждения за блоки, или наказываться за нечестное поведение, лишаясь части своей доли владения.

Сейчас на PoS полагается лишь несколько криптовалют с высокой рыночной капитализацией. Здесь существуют теоретические проблемы, требующие решения, и пока не было доказано, что этот способ надёжно ведёт к распределённому консенсусу. Главная проблема заключается в том, что при любом расколе блокчейна стейкеры (ставящие свою долю на кон) мотивированы ставить на кон токены в обоих блокчейнах, что они запросто могут делать. PoW-майнеры не могут этого делать, так как им нужно решить, в каком блокчейне майнить, либо разделить свою вычислительную мощность между блокчейнами.

Известные мне монеты, полагающиеся на PoS, – NXT, Ardor и Pivx. У Эфириума давно есть план перехода с PoW на PoS, но фонд ещё не определился с конкретной реализацией PoS.

Ещё один используемый сейчас метод – это делегированное доказательство доли владения (DPoS), где держатели могут голосовать (пропорционально своим резервам), выбирая ограниченное число тех, кто обладает исключительным правом создавать новые блоки. Держатели Lisk выбирают 101 делегата, а держатели Ark – 51. Из этих делегатов случайным образом выбираются те, кто создаёт новые блоки и получает за них вознаграждение.

Есть также криптовалюты, использующие для достижения консенсуса тот или иной гибрид PoW и PoS. Общей их характеристикой являются мастерноды. Это узлы, занимающие в сети особое место и часто предоставляющие особые услуги. Для мастернод существует требование наличия определённой суммы валюты. Это аргументируется тем, что мастерноды будут честно выполнять свои обязанности, потому что они поставили на кон существенную сумму, что мотивирует их заботиться о здоровье сети. Первым проектом с мастернодами был Dash. В случае Dash они реализуют в сети функции InstandSend и PrivateSend и получают 45% вознаграждений за блоки. Список криптовалют с мастернодами (адаптированный под инвесторов/держателей) можно найти здесь.

Криптовалюта, использующая для достижения консенсуса PoS, даёт власть держателям токенов. То есть, чтобы понять, кто обладает влиянием в соответствующей сети, необходимо рассмотреть распределение монет (как изначальное распределение, так и текущие вознаграждения за блоки и транзакционные комиссии). Держатели валюты управляют – и в каком-то смысле владеют – сетью.

PoW-майнеры несут сравнительно высокие издержки (покупка оборудования и электричества для его работы) и поэтому вынуждены продавать какую-то часть получаемых вознаграждений для их покрытия. Это обеспечивает стабильный приток валюты на рынок. PoS-узлы несут очень небольшие операционные издержки, так как они не используют больших количеств энергии (это один из аргументов в пользу PoS), а поэтому они могут оставлять себе больше полученных вознаграждений. Стейкеры не находятся под таким же давлением, чтобы продавать часть своих вознаграждений. В системе, где все вознаграждения за блоки или вся инфляция идут стейкерам, они спокойно могут оставлять себе свою долю валюты, тогда как резервы не-стейкеров будут постоянно разбавляться. Человек, у которого в самом начале было 50% монет, может сохранить эти 50% и соответствующее влияние, просто управляя несколькими узлами – пользователи валюты, не ставящие свою долю на кон, будут фактически платить ему ренту в виде транзакционных комиссий.

14. Текущие дискуссии об управлении блокчейном

Остальная часть этой статьи будет посвящена изложению моего взгляда на три популярных публикации об управлении блокчейном и, в частности, об ончейн-управлении, появившиеся в ноябре-декабре 2017 г. В каждой из них изложены убедительные аргументы влиятельных людей в мире блокчейна, так что они заслуживают внимания.

Ончейн-управление означает, что протокол включает формальный процесс принятия изменений в консенсусных правилах. Нормой для блокчейнов является офчейн-управление. Существует тот или иной процесс (мы уже рассмотрели процесс Биткойна и Эфириума), посредством которого различные участники договариваются об изменениях и скачивают новую версию ПО, вводящую новые правила после определённого блока, – или же некоторые участники не принимают изменения и в блокчейне происходит раскол.

Введение в управление блокчейном с точки зрения пользователяDecred – единственный известный мне проект с функционирующим ончейн-управлением изменениями протокола, поэтому я его опишу несколько подробнее. Проект Decred для меня наиболее интересен, поскольку он полагается на голосование по управлению протоколом (и в скором будущем – по финансированию разработки проекта). В сущности, одна из причин, почему я начал писать эту статью, в том, что три вышеупомянутые публикации об ончейн-управлении изменениями протокола не упоминают единственный проект, который реально это использует.

15. Decred

Decred использует для приведения в действие консенсусных правил как PoW, так и PoS. PoW-майнеры получают самую большую долю вознаграждений за блоки (60%) и выполняют ту же роль, что и в Биткойне. PoS-майнеры/валидаторы/избиратели получают 30% вознаграждений за блоки, и их роль в том, чтобы голосовать за изменения консенсусных правил и следить за надлежащим приведением этих правил в действие майнерами. Остальные 10% идут в бюджетный фонд проекта.

Держатели Decred могут покупать тикеты, блокируя определённую сумму DCR до тех пор, пока их тикет не проголосует. При майнинге каждого нового блока псевдослучайным образом из пула активных тикетов выбираются пять. Как минимум три из этих пяти тикетов должны проголосовать за одобрение блока, иначе майнер не получит своё вознаграждение. После того как тикет успешно проголосовал, его владельцу возвращается его цена плюс вознаграждение. Тикеты в среднем голосуют спустя 28 дней. Если тикет за 142 дня так и не проголосовал, его срок истекает и владелец может его отозвать и вернуть себе заблокированные DCR – примерно 0,5% тикетов не успевают проголосовать до истечения их срока действия. Целевой размер пула активных тикетов составляет 40 960 тикетов. Цена тикетов повышается или снижается в зависимости от того, больше или меньше в пуле тикетов в сравнении с этой целью.

Блокирование средств на неизвестный срок до 4 месяцев для покупки тикетов – это механизм Decred, мотивирующий избирателей заботиться о здоровье сети. Чтобы иметь существенное влияние, нужно заблокировать существенную сумму DCR. Если из-за вашего голосования DCR потеряет стоимость, вы не сможете быстро выйти из своей позиции, чтобы избежать последствий.

Ончейн-процесс принятия изменений консенсусных правил следующий. Изменения в протоколе Decred включаются в новое ПО в режиме ожидания. При достижении определённого порога (новую версию должно использовать 95% вычислительной мощности PoW-майнеров и 75% PoS-избирателей) стартует период голосования. Избиратели решают, проголосовать ли своими тикетами за изменения или против них, причём в течение одного месяца (8064 блока) подсчитываются голоса избранных тикетов. Чтобы предложение было принято, как минимум 10% голосов должны быть «за» или «против» (т. е. не «воздерживаюсь»). Если порог участия 10% не достигнут или нет явного большинства 75% «за» или «против», открывается ещё один месячный период голосования. Если есть 75% голосов «против», предложение отклоняется. Если во втором раунде голосования не достигнуто 10% участия, срок предложения истекает. Принятые предложения автоматически активируются через месяц (8064 блока) после принятия.

Введение в управление блокчейном с точки зрения пользователя
Цикл голосования Decred. Источник

Такая система должна дать избирателям больше свободы в принятии решений о том, что составляет действительный блок (т. е. какими являются консенсусные правила). PoW-майнер, чей блок не одобрен избирателями, не получит вознаграждения, тогда как PoS-избиратель за голос против блока всё равно получает вознаграждение. PoS-избиратели в принципе могут реализовать собственные «софт-форки», наказывающие майнеров, которые вели себя ненадлежащим образом, например, отказавшись обновиться и позволить голосованию состояться или майня пустые блоки.

Система также должна противостоять расколам блокчейна, вызванным конкурентными хард-форками. Отколовшемуся блокчейну, поддерживаемому меньшинством избирателей, будет сложно найти новые блоки, потому что он будет выбирать тикеты из пула, голосующего за признание блоков недействительными. Единственный способ для меньшинства избирателей выжить и добавлять новые блоки – это убрать данное требование. Конечно, это возможно: как и в любом другом блокчейне, ПО Decred можно изменить. Однако, поскольку принцип голосования стейкхолдеров является частью фундамента и идентичности Decred, сложно представить сценарий, где могли бы возникнуть какие-либо сомнения насчёт того, какой блокчейн является «настоящим Decred».

Стейкхолдеры Decred пока проголосовали за принятие двух изменений консенсусных правил. В первом случае изменился алгоритм определения цены тикета (так, чтобы результатом было снижение комиссий для PoW-майнеров, играя против их интересов). Во втором случае было принято изменение, необходимое для интеграции с Lightning Network.

Введение в управление блокчейном с точки зрения пользователя
Отображение активного голосования на сайте poll.decred.org за апрель 2017 г. Скриншот был взят из архива waybackmachine, так как в настоящее время голосования не проводятся. Источник

16. Возвращаясь к текущим дискуссиям

В статье Фреда Эршам есть целый раздел об ончейн-управлении, где в настоящем времени упоминаются Tezos и DFINITY– тогда как на момент написания ни один из этих проектов не запустил свою основную сеть. Decred – проект, одобривший уже два изменения консенсусных правил в виде хард-форка путём ончейн-голосования стейкхолдеров, – вообще не упоминается.

Статья Фреда содержит ряд хороших аргументов о том, почему управление блокчейном важно, и интересную спекуляцию о будущем. В ней приводится краткий и упрощённый обзор управления и мотивации в Биткойне и Эфириуме. Это понятно, я могу подтвердить, что бывает, когда пытаешься описать это подробнее; статья, которую вы сейчас читаете, – наглядный пример, причём она касается лишь поверхности.

В статье Фреда также приводятся хорошие аргументы о финансировании разработки. В Биткойне нет возможности напрямую платить разработчикам. В ранние дни это не было большой проблемой, поскольку разработчики, настолько интересовавшиеся Биткойном, чтобы тратить время на работу над ним, скорее всего, считали его недооценённым и покупали монеты. Если они фиксировали прибыль во время одного из больших разгонов цены, то им, вероятно, не нужно было слишком беспокоиться об оплате счетов, и у них оставалась сильная мотивация, чтобы совершенствовать Биткойн и увеличивать его стоимость. Но я не вижу, почему сейчас опытный разработчик, не являющийся крупным стейкхолдером, может решить работать над Биткойном. Меньшие проекты (или новый собственный) предлагают лучшие перспективы того, что его работа приведёт к большому росту стоимости удерживаемого им актива.

Компании часто платят разработчикам за работу над ПО с открытым кодом, так как бизнес этих компаний полагается на это ПО. Вполне вероятно, что такие компании заинтересованы в том, чтобы ПО развивалось в определённом направлении, и они будут соответственно направлять нанимаемых разработчиков. Разработчики также могут финансироваться посредством пожертвований, что накладывает более мягкую версию ограничений, связанных с наёмным трудом. Единственные, кто мотивирован делать пожертвования (т. е. ожидает, что эти вложения окупятся), – это крупные стейкхолдеры, и они будут финансировать лишь ту работу, которая согласуется с их видением развития проекта. Monero интересен в этом отношении, так как у него есть форумная система финансирования, предоставляющая инфраструктуру, с помощью которой участники сообщества могут финансировать проекты более постепенным и распределённым образом.

Введение в управление блокчейном с точки зрения пользователя
Некоторые проекты Monero в стадии реализации при финансировании сообществом. Источник

У Эфириума есть фонд, который, как я полагаю, платит разработчикам, и, как уже указывалось выше, это даёт фонду возможность диктовать курс развития. Когда сеть раскололась, поддержка фонда не перешла к форку, и те, кто хотел придерживаться старых консенсусных правил с Ethereum Classic, были брошены на произвол судьбы.

17. Автономно финансируемые криптовалютные проекты

Введение в управление блокчейном с точки зрения пользователяЕсть также криптовалюты, имеющие встроенный механизм, посредством которого определённый процент вознаграждений за блоки отправляется в фонд, средства которого идут на развитие проекта. Вот известные мне проекты такого рода:

  • Dash отправляет 10% от вознаграждения за блок в бюджетный фонд. Любой может предложить выполнение какой-либо работы в обмен на определённую сумму в DASH, и мастерноды голосуют за то, какие предложения получат финансирование. Это голосование и последующее распределение DASH происходят ончейн, что делает Dash ранним примером децентрализованной автономной организации (которая реально функционирует). Каждый месяц (через определённое количество блоков) подсчитываются все голоса за предложения этого месяца, и предложения, прошедшие порог, ранжируются по голосам «за» или «против» и финансируются, пока не будет израсходован месячный бюджет, – не получившие финансирования предложения отклоняются и процесс начинается снова. Историю предложений можно просмотреть здесь.
  • Pivx начинал как форк (ПО, не сети) Dash и заменил PoW на PoS, но сохранил мастерноды и бюджет на развитие, а также процесс, посредством которого мастерноды голосуют, выбирая предложения для финансирования. Мастерноды Pivx проголосовали за включение в управление проектом стейкеров, но это пока не воплощено на практике. Текущие предложения и голоса можно просмотреть здесь, но, к сожалению, пока нет простого способа получить доступ к бюджетной истории Pivx (хотя она записывается в блокчейн).
  • Blocknet отправляет 10% вознаграждения за блок в фонд развития, и «сервисные узлы» (концептуально сходные с мастернодами) голосуют за расходование этих средств в циклах суперблоков.
  • Zcash собирается перечислить 10% от всего предложения одноимённой компании – в течение 4 лет 20%, а затем – ничего. Это преподносится как «вознаграждение основателей», и в данном случае не ожидается, что всё будет потрачено на усовершенствование Zcash. Часть пойдёт инвесторам компании в качестве дохода.
  • Zcoin начинали с такого же вознаграждения основателей и модели его распределения (компания), как и Zcash, но цифра была снижена до 7% от всего предложения (14% в течение 4 лет).
  • Zclassic – это форк Zcash, упразднивший вознаграждение основателей, а Zencash– это форк Zclassic, добавивший фонд развития, в который перечисляется 8,5% от вознаграждений за блоки. Zencash планировала реализовать децентрализованную автономную организацию, посредством которой стейкхолдеры смогут напрямую контролировать этот фонд.
  • Decred переводит 10% от вознаграждений за блоки в бюджетный фонд проекта и планирует дать стейкхолдерам прямой контроль над этим фондом посредством децентрализованной автономной структуры. До сих пор бюджетным фондом проекта распоряжалась Decred Holdings Group LLC. Средства расходовались достаточно экономно. Сейчас в фонде почти 627 тыс. DCR– это примерно 82% от всех DCR, поступивших в фонд с момента запуска Decred.
  • Smartcash переводит целых 70% вознаграждений за блоки SmartHive, а остальное распределяется между майнерами, мастернодами и держателями SMART. Держатели SMART могут голосовать (на основании своего баланса SMART) за то, на что должны тратиться средства SmartHive, причём выделение средств осуществляется доверенными кураторами по мере достижения согласованных ориентиров.
  • Ubiq имеет фонд развития, и были анонсированы планы о выпуске держателям Ubiq токена управления (Escher). Escher будет использоваться для участия в голосовании по управлению Ubiq. В фонде развития Ubiq имеется примерно 20 BTC и 14 тыс. UBQ. Мне не удалось найти информацию о том, откуда берутся эти средства, но не похоже, что с вознаграждений за блоки, так что, возможно, Ubiq не следует рассматривать как автономно финансируемую криптовалюту.

18. Ещё раз возвращаемся к текущим дискуссиям

Введение в управление блокчейном с точки зрения пользователяПубликация Влада Замфира – это прямой ответ Фреду, фактически критика. В статье Влада немало такого, с чем я не согласен.

Главный аргумент Влада заключается в том, что управление не является задачей проектирования и что у таких проектов, как Биткойн и Эфириум, имеются процессы управления, которые Фред просто не попытался понять. Их замена сопряжена с риском – это будет революция, которую существующие стейкхолдеры могут не принять. Я согласен с тем, что будет сложно и рискованно учредить формальный процесс управления в зрелых проектах, таких как Биткойн и Эфириум (и многие другие). Это лишит влияния участников, которые сейчас выполняют это управление и доминируют в нём (и которые способны противостоять такой революции) и заменит что-то знакомое чем-то непроверенным, что может не работать или иметь непредвиденные последствия.

Но эта часть критики Влада не применима к новым или молодым проектам, особенно тем, которые базируются на наличии формального подхода к управлению. Этот подход может быть разработан в самом начале, или же его разработка и внедрение на ранних стадиях могут быть заложены в план или дорожную карту, доступную в самом начале.

То, стоит ли рассматривать управление блокчейном как «задачу проектирования», зависит от точки зрения на управление зарекомендовавшими себя проектами. Для того, кому не нравится управление Биткойном и Эфириумом или кто думает, что оно может вызвать проблемы в будущем, управление блокчейном – это безусловно задача проектирования, поскольку проекты, избегающие формального управления в пользу ситуативного принятия решений, скорее всего, выработают похожие нежелательные процессы.

По собственному описанию Влада, процессы управления Эфириумом:

 «…не слишком хорошо задокументированы, и их сложно понять без активного в них участия… Никто не обладает полной информацией о структуре задействованных процессов».

Мне это кажется совершенно нежелательным для системы, стремящейся играть значимую роль в глобальной экономике. Я не вижу, почему мы должны хотеть, чтобы такая система управлялась немногочисленной элитой и была понятна только тем, кто может потратить на участие в ней много времени. Как я, принадлежа к подавляющему большинству тех, кто не понимает, как она работает, могу знать, что она не подвержена манипуляции со стороны влиятельных лиц или что ею не манипулируют уже сейчас?

Аргумент Влада против ончейн-управления заключается в том, что участие операторов полных узлов становится необязательным, так как их решение об обновлении до новой версии становится несущественным. Я скептически отношусь к суверенности операторов полных узлов как неотъемлемой части процесса управления по причинам, изложенным выше. Влад также ставит знак равенства между пользователями и операторами полных узлов, но я полагаю, что подавляющее большинство пользователей Эфириума не имеют полного узла (число полных узлов сейчас составляет 8143).

Введение в управление блокчейном с точки зрения пользователяЯ не вижу, почему я должен доверять, что управляющие и полные узлы Эфириума действуют с учётом моих интересов как пользователя. Поскольку я не имею влияния на управление Эфириумом, нет причин включать меня в процесс принятия решений или пытаться объяснить мне принятое решение. Можно аргументировать, что, поскольку я не являюсь близко знакомым с технологией Эфириума, мне незачем участвовать в управлении, но если я не играю никакой роли, то у меня нет причин с ней знакомиться. Эта проблема, на мой взгляд, станет намного существеннее, когда произойдёт глобальное принятие и доля пользователей, понимающих, что происходит, или имеющих время, чтобы следить за процессом управления, как в случае Эфирума, станет намного меньше.

Влад также выдвигает аргумент против голосования стейкхолдеров, утверждая, что интересы держателей не обязательно согласуются с интересами пользователей – в частности, держатели хотят, чтобы цена росла, тогда как пользователи предпочли бы низкую цену. Мне это кажется не совсем верным. Большинство пользователей также какое-то время являются держателями и поэтому заинтересованы в тенденции цены к росту. Пользователей, покупающих эфир, чтобы сразу же использовать его целиком в транзакции, больше должны волновать комиссии, а не цена эфира. Интересы держателей расходятся с интересами пользователей лишь тогда, когда держатели выигрывают от комиссий. Это вполне может быть так, когда Эфириум перейдёт на PoS. Decred – пример, показывающий, что это не всегда так. Избиратели Decred не выигрывают от комиссий, так как они идут PoW-майнерам.

Тем не менее я частично симпатизирую отвращению Влада к плутократии. Богатство может влиять на любую форму управления, но закрепление этого как принципа принятия решений мне не нравится. Однако, как признаёт Влад, у нас сейчас нет устойчивой к атакам Сивиллы альтернативы ончейн-управлению блокчейном.

Когда я представляю себе управление блокчейном как компанию, у меня нет особо проблем с монетным голосованием, так как это напоминает акционерное управление компанией. Если крупные стейкхолдеры блокчейна начнут навязывать правила, выгодные им за счёт пользователей, то я очень быстро уйду из такого блокчейна, как и, думаю, многие другие пользователи. Ончейн-голосование также не исключает возможности принятия хард-форка, имеющего поддержку большинства пользователей/узлов (но не голосов); это лишь значит, что им придётся убрать или адаптировать ту часть ПО, которая предусматривает не нравящееся им правило. Зато ончейн-голосование предлагает упорядоченный и прозрачный способ принятия изменений консенсуса, имеющих поддержку стейкхолдеров.

Последнее, что я хочу сказать о публикации Влада, касается утверждения о том, что «майнеры сегодня *не* оказывают существенного влияния на управление». Я признаю, что, из-за непрозрачных процессов управления Эфириумом, я не могу с уверенностью сказать, что это неверно, но это не согласуется с подходом к взлому The DAO, когда первым делом Виталик предложил софт-форк, который мог бы быть реализован при одобрении майнерами.

Я мало что могу сказать о статье Виталика. В целом, я нахожу её хорошо продуманной и взвешенной. В ней сделано то же упущение, что и в публикации Фреда: при ссылке на проекты, использующие ончейн-голосование для изменений протокола, упоминается Tezos, но не Decred (где это делается с апреля 2017 г.).

Виталик критикует монетное голосование, указывая на низкое участие, приводя в качестве примера участие 4,5% по форку Эфириума из-за The DAO. У Decred есть на это ответ: мотивировать на участие в голосовании, отдавая избирателям 30% от вознаграждений за блоки.

Аргументы Виталика о подкупе избирателей обоснованны и актуальны. Я рассмотрел Lisk и Ark, и у Lisk определённо имеется проблема с выборами делегатов. Держатели Lisk могут голосовать за 101 делегата, и это позволяет избранным делегатам ставить условия для получения подкупа. В случае Lisk Elite: «Чтобы получить вознаграждение от меня, нужно также проголосовать за этих 53 делегатов из моей группы» (32 в случае Lisk GDT). Такое условие, вкупе с тем фактом, что участники этих групп голосуют друг за друга и тратят на подкуп всего 25% от вознаграждений за блоки (в случае Lisk Elite), означает, что эти группы фактически зарезервировали за собой 86 из 101 делегатского места и с каждым блоком становятся всё богаче и влиятельнее. Сложно увидеть, как эти группы могут быть вытеснены, если только их поведение не станет угрожать сети – и тогда держателям придётся выбирать между отсутствием вознаграждений/подкупов и активом, не имеющим стоимости.

Ark, как мне кажется, находится не в таком плохом состоянии. Кошелёк Ark может голосовать только за одного делегата, что существенно усложняет формирование групп, полагающихся на традиционный подкуп, чтобы сохранить и расширить своё влияние. Большинство избранных делегатов Ark предлагают своим избирателям 80-100% от полученных вознаграждений за блоки (в сравнении с 25% в Lisk), так что здесь, по крайней мере, имеется более конкурентный рынок покупки голосов!

Виталик также опубликовал ещё одну статью об управлении, где излагается критика DPoS и монетного голосования на основе того, что они уязвимы к подкупам. Это справедливая критика, но я не вижу, почему офчейн-управление по своей сути более устойчиво к подкупу, если только мы не говорим о подходе, где какое-либо существенное влияние имеют только зарекомендовавшие себя и пользующиеся доверием участники. В примерах DPoS хорошо то, что, поскольку голосование распределено между всеми держателями монет, подкуп происходит в открытую, на него можно указать и знать, что он имеет место. Процесс управления, глубокое понимание которого доступно лишь немногим, также может быть уязвим к подкупу, возможно к большим взяткам меньшему числу участников. Внешним наблюдателям сложнее узнать об уязвимостях или о том, есть ли причины для подозрений в подкупе.

Введение в управление блокчейном с точки зрения пользователяЯ согласен с завершающим аргументом Виталика о многофакторном консенсусе и важности различных сигналов, таких как дорожная карта, консенсус разработчиков, голоса держателей монет, голоса пользователей, устойчивые к атакам Сивиллы, и установленные нормы. Но я расхожусь с ним в том, что не рассматриваю формальный ончейн-подход к управлению, заменяющий все эти сигналы, как единственный координационный институт. Если вернуться к Decred, то очевидно, что дорожная карта и нормативы проекта и мнения долговременных разработчиков имеют большой вес у участников сообщества. Голосование на Politeia также даст Decred метод опроса пользователей, как минимум отчасти устойчивый к атакам Сивиллы, поскольку регистрация и участие в дискуссиях на напоминающей Reddit веб-платформе Politeia будут не бесплатными. Стоимость не будет настолько высокой, чтобы оттолкнуть от участия искренне заинтересованных пользователей, но установит ограничение на массовую манипуляцию в духе атак Сивиллы.

Ончейн-управление потенциально способно упростить управление, более эффективно и прозрачно проводя сигналы посредством процесса, в котором стейкхолдеры играют чётко определённую роль. Когда держатели криптовалюты получат роль и ответственность в её управлении и процесс станет проще для понимания и отслеживания, скорее всего, число тех, кто понимает, какие решения принимаются и что стоит на кону, возрастёт. Я считаю, что это однозначно хорошо.

Даже при сценарии, когда в блокчейне с ончейн-управлением что-то «пойдёт не так», сообщество сможет провести форк, чтобы устранить или заменить скомпрометированное управление похожим образом, как изменения консенсусных правил происходят сейчас. Ончейн-управление просто меняет значение по умолчанию с «мы не можем изменить консенсусные правила без согласия всех стейкхолдеров, иначе рискуем получить раскол блокчейна» на «если X% держателей согласятся с изменениями, то они будут приведены в действие и мы все их примем, если только мы не проведём форк, чтобы изменить наш процесс управления».

19. Скептицизм по поводу Decred

Введение в управление блокчейном с точки зрения пользователяНадеюсь, не нужно говорить, что мои слова не следует рассматривать как инвестиционные рекомендации. Я подхожу к этому не с точки зрения инвестора, а как заинтересованный наблюдатель.

Я действительно симпатизирую Decred. «Автономия значит самоуправление. Правила устанавливают стейкхолдеры». Подобная формулировка миссии мне просто более интересна, чем детальный план, объясняющий, что группа основателей решила делать с технологией блокчейна.

Это возбудило мой интерес достаточно, чтобы в октябре 2017 г. начать посещать канал Decred в Slack с целью увидеть, как всё работает на практике. Оказалось, что на большинство моих вопросов о том, как будет использоваться Politeia для распределения бюджета проекта, ответов всё ещё нет и многие детали обсуждаются в публичных каналах Slack. Я присоединился к нескольким дискуссиям и вскоре понял, что не существует хорошего консолидированного описания того, как будет работать Politeia, поэтому я написал такое сам. Я надеюсь получить за эту работу немного DCR из фонда проекта.

Вот как до сих пор происходила работа над проектом Decred: люди приходят, выполняют какую-нибудь работу и получают за неё деньги, если те, кто ранее зарекомендовал себя, видят в ней ценность. Изначальная версия голосования на Politeia определит, что составляет ценную работу для стейкхолдеров.

В интересах сбалансированности я озвучу и скептицизм по поводу Decred.

Decred начинал как реакция некоторых разработчиков на опыт работы с Биткойном, с целью решить то, что они воспринимали как проблемы в управлении Биткойном. Decred пока не достиг масштабов (по участию или по значимости), при которых такие проблемы действительно возникают. Возможно, он таких масштабов никогда и не достигнет, и тогда пользы от его подхода к управлению будет мало. Мы можем никогда так и не узнать, решает ли подход Decred к управлению проблемы, которые он намеревался решить.

Для принятия изменений консенсусных правил требуется достаточно высокий уровень поддержки – 75%. Мне это кажется весьма консервативным, и существует возможность, что злоумышленник, имеющий достаточно DCR, чтобы постоянно выкупать 25% пула тикетов, может заблокировать любые изменения протокола. С другой стороны, такой высокий порог может сделать данный подход более устойчивым к подкупу в попытке убедить стейкхолдеров проголосовать против своих лучших интересов, поскольку ничего невозможно достичь, не убедив 75% тикетов Decred.

Стоимость тикета, на мой взгляд, слишком высока – она уже какое-то время составляет около 85 DCR ($4250 по сегодняшним ценам), и нет причин ожидать её существенного снижения. Держатели Decred, которые не могут позволить себе купить тикет, исключаются из управления проектом. Уже какое-то время ведутся разговоры о раздроблении тикетов, что позволит покупать часть тикета. В сообществе есть спрос на такую опцию, но реализация этого таким образом, который не ослабил бы модель управления Decred, пока сопряжена с некоторыми трудностями.

Введение в управление блокчейном с точки зрения пользователяДолевые пулы – это слабое место в ончейн-управлении Decred, поскольку те, кто их использует, доверяют, что оператор пула будет голосовать в соответствии с выраженными ими предпочтениями. Избиратель может проверить, проголосовал ли пул правильно с помощью его тикета, но неясно, сколько участников пулов действительно это проверяют. Вероятно, оператор пула не успеет провести много манипуляций с голосами, пока это не заметят, и, поскольку единственные критерии выбора пула – своевременное и верное голосование, оператор, злоупотребляющий доверием, быстро лишится всех участников.

Управление бюджетом проекта с помощью голосования на Politeia изначально не будет напрямую контролировать эти средства, но долгосрочная цель – сделать распределение средств автономно контролируемым стейкхолдерами. Первая версия будет полагаться на приведение в действие решений, принятых посредством Politeia, доверенными личностями, контролирующими кошелёк проектного бюджета, что предлагает гарантию безопасности в обмен на доверие этим личностям. Поиск способа проектирования и реализации автономного контроля над фондом признаётся существенным вызовом (причём наибольшую обеспокоенность вызывает сопротивление подкупу и узурпации). Проектирование этого подхода и его одобрение посредством голосования на Politeia зависит от сообщества.

Сообщество Decred, судя по всему, не очень большое. Сложно точно его измерить, но, если рассмотреть такой грубый показатель, как число подписчиков сабреддита, то у Decred их меньше, чем почти у всех других проектов, упоминавшихся в этой статье. Это не предвещает ничего хорошего для проекта, вся суть которого в общем управлении. Я ожидаю больше интереса после запуска платформы для голосования Politeia, но невозможно знать наверняка. Decred упустил возможность воспользоваться бюджетом проекта для раскрутки в декабре 2017 г. – январе 2018 г., когда он стоил около $45 млн и многие впервые обнаруживали интерес к криптовалютам. В результате последующего общего спада цен криптовалют та же сумма DCR стала стоить более чем в два раза меньше. Похоже, основатели проекта не заинтересованы в ажиотаже или раскрутке. Их больше беспокоят фундаментальные показатели и качественный код, и они приняли решение реализовать ончейн-управление протоколом раньше механизма, с помощью которого стейкхолдеры смогут решать, как тратить бюджетный фонд проекта. У многих участников сообщества есть идеи о том, как тратить бюджет проекта на его раскрутку, но, пока они смогут проголосовать за них с помощью Politeia, удастся добиться не так много, как могло бы быть в январе 2018 г.

20. Заключение

Сейчас хорошее время для экспериментов с управлением блокчейном, так как ставки растут, но технология пока не стала неотъемлемой частью глобального общества, так что последствия неудач или неправильных решений вряд ли существенно повлияют на кого-либо, кроме непосредственных участников.

Я рад видеть, как много новых проектов всерьёз задумываются об управлении и начинают с планирования своего подхода к нему. Будет интересно увидеть, смогут ли эти новички воспользоваться различными подходами к управлению, чтобы догнать зарекомендовавших себя игроков, и будет ли неформальное управление этих зарекомендовавших себя игроков и дальше работать по мере роста их принятия и значимости.

Источник


Источник: https://bitnovosti.com/2019/08/17/blockchain-governance/

*Биткоин бесплатно получить

*Купить, продать, обменять Биткоин




[vkontakte] [facebook] [twitter] [odnoklassniki] [mail.ru] [livejournal]

Statok.netКаталог сайтов