Обмен электронных валют по самому выгодному курсу!
 

Kurbetsoft
Введение в австрийский подход к Биткойну

Представляем вашему вниманию обзор от ведущего известного криптовалютного подкаста Стефана Ливеры на «австрийский» подход к Биткойну. Материал подойдёт как новичкам, так и тем, кто уже знаком с крупнейшей криптовалютой на среднем уровне. Стефан живёт в Сиднее и выступает в качестве преподавателя и предпринимателя. Ранее он изучал бухгалтерский учёт, финансы, информационные системы и работал в сфере профессиональных услуг и банковского аудита до того, как сосредоточился на Биткойне. Сегодня вы узнаете, почему австрийская школа экономики помогает лучше понять Биткойн.

Что на повестке?

  • Как деньги возникают на рынке как самый ходкий товар.
  • Почему Биткойн – не скам.
  • «Действительная стоимость».
  • Блокчейны и социальная масштабируемость.
  • Исследователи Биткойна и австрийской экономики, которых стоит слушать и читать.

Итак, как выглядит Биткойн с точки зрения австрийской экономики? Почему с позиций австрийской экономики Биткойн становится понятнее? Постараемся ответить на эти вопросы для тех, кто плохо знаком с этой темой или слышал о Биткойне только от скептиков, популярных СМИ или сторонников криптовалют в целом.

Если вы новичок, то, возможно, задаётесь вопросом: «Разве этот ваш Биткойн не скам? У него ведь нет никакой действительной стоимости. Биткойн не приносит дивидендов или дохода. Это что-то вроде пузыря тюльпанов, и все здесь просто играют в азартные игры? Не прикроют ли его власти? Не могут ли его взломать? И как насчёт всех этих других монет? Почему бы мне просто не купить эти другие монеты, так как я упустил шанс с Биткойном? Что, если я куплю биткойны, и затем появится что-то лучшее?» И так далее, в духе примера с Facebook и Myspace, который часто можно встретить. Постараемся затронуть большинство из этих вопросов и посмотреть, что обо всём этом может сказать австрийская экономика.

фото стефан ливера на фоне криптовалютного подкаста
Стефан Ливера. Источник: YouTube

Итак, кого можно назвать влиятельными мыслителями в мире Биткойна? Лично на меня больше всего повлияли такие люди, как Ник Сабо, Сейфедин Аммус, Пьер Рошар, Майкл Голдстейн и Виджай Бойяпати. С самых ранних дней о Биткойне также писали Туур Деместер, Трейс Майер, Дэниел Кравиш, Конрад Граф и Петер Шурда. Хотя Дэниел Кравиш, к примеру, теперь скорее сторонник Bitcoin Cash, так что за его новыми публикациями следить я бы не рекомендовал.

 

Что же касается австрийской экономики, то больше всего на меня повлияли её основатель Карл Менгер, Людвиг фон Мизес, Мюррей Ротбард, Ханс-Херман Хоппе, Боб Мерфи, Том Вудс, Гвидо Хюльсман, Уэрта де Сото и др. Дабы быть с вами честным, себя я авторитетом или влиятельной фигурой не считаю.

 

Я не профессиональный экономист с академической степенью, но давно изучаю австрийскую экономику. Не буду приводить полное досье на себя, но мне уже больше 30, и я интересуюсь австрийской экономикой где-то с 15 лет. То есть уже не менее 15-16 лет. Что касается Биткойна, то он привлёк моё внимание примерно в декабре 2012 г. Имея всё это в виду, позвольте поделиться кое-какими общими мыслями о взгляде австрийской экономической школы на Биткойн.

Итак, Биткойн следует рассматривать как цифровые твёрдые деньги. В сущности, он бросает величайший вызов правительственному вмешательству в деньги, и в частности центральным банкам, но не обязательно банковскому делу в целом, если его правильно понимать. Биткойн чрезвычайно интересен тем, что его предложение фиксировано – 21 млн. Больше, чем 21 млн биткойнов, никогда не будет. Никогда ещё за всю историю жёстко фиксированного предложения достичь не удавалось.

Данное свойство возможно благодаря тому, как Биткойн устроен, – влиять на него или контролировать его какой-либо одной крупной централизованной стороне крайне сложно. Таким образом, люди видят ценность в идее неизменяемого реестра денег, то есть такого, который очень сложно переписать задним числом.

Благодаря лежащей в его основе технологии – доказательству выполнения работы – его можно сравнить с янтарём. Чем больше накапливается слоёв янтаря, тем сложнее изменить то, что находится под ним.

В прошлом предпринимались попытки децентрализовать деньги или вывести их из-под контроля государства или какого-то одного человека, но они были неудачными. Биткойн следует понимать как революционную технологию, делающую возможной новую форму денег, неуязвимую к централизации или присвоению. Исторически те, кто получал широкую власть, стремились производить инфляцию денег, так как, разумеется, если ты король и можешь обесценить деньги, например, отрезая от монет немного серебра, то так можно очень быстро обогатиться за счёт своих подданных.

Можно встретить разные аргументы за и против, но, по сути, именно поэтому в Биткойне видят такую большую ценность. Однако рассматривать его нужно в долгосрочной перспективе. Мы говорим о нескольких десятилетиях.

Давайте теперь затронем некоторые конкретные темы, относящиеся к Биткойну. Начнём, пожалуй, с Карла Менгера, основателя австрийской школы. Один из фундаментальных выводов его эссе «О происхождении денег» таков, что существуют разные степени ликвидности товаров. Ввиду проблемы, известной как двойное совпадение потребностей, людям свойственно постепенно приходить к товарам, которые проще сбыть.

фотография восточный рынок продавец лавки
Источник фото: Unsplash

Вот простой пример. Если у вас есть товар, который сложно продать, то вы можете остаться без торговых партнёров для этого товара, даже если он очень ценный. Допустим, вы изготовляете телескопы, но человеку, пекущему хлеб, телескоп не нужен. Возможна также другая проблема, если, например, он не захочет отдать вам 200 буханок хлеба. Возможно, у него есть на продажу лишь 10 буханок, но вы не можете так просто взять и разрезать свой телескоп на части. Он не делим. Кроме того, не всегда можно быстро найти нужного человека.

Следовательно, под деньгами мы понимаем средство непрямого обмена. Деньги нужны тогда, когда прямой бартер невозможен. Карл Менгер писал об этом в контексте времени и пространства. Насколько широк рынок товара, который вы пытаетесь использовать в обмене? Насколько он долговечен? Насколько хорошо он сохраняет стоимость со временем? Насколько хорошо он делится? Отсюда возникло понятие о денежных свойствах.

Хорошие деньги должно быть сложно подделать. Их подлинность должно быть легко проверить. Исторически они также должны были иметь высокое отношение стоимости к весу. Вот быстрый мысленный эксперимент: сравните золото, имеющее очень высокое отношение стоимости к весу, например, с травой. Представьте, сколько травы пришлось бы носить с собой. Золото, очевидно, носить проще. Биткойн отличается тем, что он цифровой и обладает цифровой редкостью, которая раньше была невозможна.

Итак, ликвидность – одна из ключевых составляющих, тогда как другие свойства увеличивают шансы самых ликвидных товаров стать деньгами. Необходимо понять, что существует сильная тенденция тяготения к нескольким лучшим товарам, которые в итоге становятся деньгами. Но также нужно понять, что здесь нет никакого принуждения сверху, когда власти диктовали бы, что тот или иной товар должен быть деньгами. Скорее наоборот, деньги спонтанно возникают на рынке, где каждый действует в своих субъективных интересах.

Кто-то может думать: Биткойн – это система убеждений и т. п. Нет, это не система убеждений. Люди, руководимые собственными интересами, ищут самый ходовой товар, который можно использовать в качестве денег. Как указывает Сейфедин Аммус, исторически люди сходятся на самых твёрдых и ликвидных деньгах.

фотография силуэты людей на фоне игровых автоматов
Источник фото: Unsplash

Некоторые также думают, что Биткойн – что-то вроде азартных игр. Постоянно можно услышать, что всё это лишь спекуляция. Да, в некотором смысле действительно имеет место спекуляция. Существует спекулятивный спрос, но есть хорошие аргументы, почему спекулировать на Биткойне имеет смысл: мы видели последние 11 лет, как первая в истории криптовалюта росла и как никому из множества конкурентов не удалось его превзойти.

Данные идеи могут помочь вам изменить ваше мнение. В частности, можете противопоставить взгляд на деньги и Биткойн в духе Менгера, например, с хартализмом, государственнической теорией денег. Согласно хартализму, именно государство объявляет, что деньги, а что – нет. Можно также пойти дальше и рассмотреть исторические примеры Веймарской Германии, Венесуэлы, Зимбабве, Аргентины и т. д. Недостаточно просто сказать, что когда государство объявляет что-то деньгами, все будут его использовать, потому что если государство зайдёт слишком далеко, то люди переключатся на что-то другое.

Исторически мы видели, что, оказываясь в условиях гиперинфляции, люди пытаются побыстрее избавиться от валюты. Это напоминает игру в «горячую картошку». Например, когда кто-то получает венесуэльскую валюту, он сразу же что-то за неё покупает, потому что иначе она скоро обесценится.

И в таких случаях можно было наблюдать феномен долларизации. В Венесуэле и других странах люди старались использовать другие, более твёрдые деньги, лучше сохраняющие стоимость. И вскоре, по аналогии с долларизацией, мы можем увидеть процесс биткойнизации.

Также существует взгляд на деньги как на долг, представленный Дэвидом Грэбером, – идея о том, что деньги начались с долга. Очевидно, что мы с этим не согласны, придерживаясь взгляда, что деньги – это средство обмена и ликвидности. Такого же мнения и другие в мире Биткойна; хороший пример – статья Ника Сабо «История происхождения денег».

Это феноменальная статья, обязательная к прочтению. В ней Ник Сабо много рассказывает о примитивных деньгах и о драгоценностях как первой надёжной форме, олицетворяющей стоимость, что вполне согласуется с взглядами Менгера.

Подобно проблеме двойного совпадения потребностей, о которой мы упоминали выше, Сабо говорит о драгоценностях как о средстве отложенной взаимности. Драгоценности выступали своего рода технологией, помогавшей людям сотрудничать и передавать богатство потомкам, а также внутри племени и между племенами.

фото бусы из вампума в качестве денег
Ожерелье из вампума. При торговле, бусины подсчитывались, снимались и переносились на новое ожерелье. Индейские бусины-раковины также иногда вплетались в пояса или другие мнемонические и церемониальные предметы, которые демонстрировали богатство и верность племени договору.

Исторически в Индии и других странах существовал обычай приданого, когда семья невесты платила семье жениха. Ник Сабо в своей статье указывает, что чаще было наоборот, но, как бы то ни было, это был один из способов, помогавших координироваться. Когда в прошлом люди жили в небольших деревнях, то было несложно отслеживать, кто что кому должен или кто что для кого сделал. Но очевидно, что это не масштабируемо.

Когда говорят о росте обществ, часто упоминают о числе Данбара. Это идея о том, что поддерживать отношения с более чем 150 людьми сложно. Так что можно сказать, что потребность в деньгах возникла, когда человеческие общества стали превышать 150 человек. Это один возможный взгляд. Пожалуй, это хорошо согласуется со следующей статьёй Ника Сабо, которую хотелось бы выделить, – «Деньги, блокчейны и социальная масштабируемость».

Это тоже фантастическая статья. Сабо в ней пытается указать на то, что Биткойн невероятно неэффективен с вычислительной точки зрения. Он пишет:

«Секрет успеха Биткойна, безусловно, кроется не в его вычислительной эффективности или масштабируемости в отношении потребления ресурсов… Успех Биткойна заключается в том, что ценой активного потребления ресурсов и низкой вычислительной производительности приобретается нечто ещё более ценное: социальная масштабируемость».

Опять же, это напоминает то, о чём мы говорили выше. Социальная масштабируемость – это правила игры, то, что сдерживает или мотивирует человеческое поведение и помогает преодолеть определённые ограничения нашего человеческого ума, в том смысле, о котором шла речь в связи с числом Данбара. Если понимать это так, то следует скептически относиться к тем, что обещает мир технологии блокчейна. Они говорят «блокчейн, но не Биткойн» и т. д., на самом деле не понимая, что речь идёт о выполнении вполне конкретной задачи.

Блокчейн, используемый в работе крупнейшей криптовалюты, задуман так, чтобы за счёт невероятно больших издержек дать определённый уровень гарантий касаемо правил первой криптовалюты. Никогда не будет больше 21 млн BTC. Нельзя расходовать монеты дважды или потратить чужие монеты, и т. д. В Биткойне есть чёткие правила. И в этом смысле Ник Сабо говорит:

«Блокчейн-технология, обеспечивающая целостность данных при помощи компьютерных наук, а не бюрократических систем, сделала возможным появление денег, сводящих к минимуму необходимость доверия».

Если понять это, то, пожалуй, вы будете более скептично относиться к применению так называемой технологии блокчейна к чему-либо помимо денег. Это очень, очень высокая планка. Нужна здоровая доля скептицизма, так как уже лет пять постоянно слышно: «Блокчейн, но не Биткойн». Однако выгодные варианты применения найти не удавалось, а если и удавалось, то такие, где можно было задействовать другой технологический подход, возможно даже с использованием криптографии, но без блокчейна.

Скептик во мне считает, что некоторые не слишком технически подкованные менеджеры могут использовать блокчейн в рекламных целях или просто чтобы попробовать. Затем IT-специалистов это устраивает, так как помогает им получить больше бюджета, и они делают то, что не обязательно наиболее эффективно. Как бы то ни было, я считаю, что нужно скептически относиться к технологии блокчейна.

фото доктор ханс-херман хоппе
Доктор Ханс-Херман Хоппе – американский экономист австрийской школы немецкого происхождения, либертарианский философ, приверженец идей анархо-капитализма. Почётный профессор экономики в Университете штата Невада, Лас-Вегас (UNLV), старший научный сотрудник Института Людвига фон Мизеса. Источник: Medium

Далее я хотел бы затронуть эссе Ханса-Хермана Хоппе «Новый взгляд на доход с денежных сбережений». Насколько я понимаю, это эссе – ответ скептикам, говорящим: «Но ведь держать деньги – непродуктивно. Зачем держать сбережения?» Всё сводится к вопросу о том, зачем мы держим остаток наличности.

Чтобы объяснить это немного глубже, стоит обратиться к трём категориям, упоминаемым Ротбардом в книге «Человек, экономика и государство»: потребление, капиталовложения и сбережения. Уверен, с этим согласились бы практически все австрийские экономисты.

Предположим, что вы заработали деньги. Вы можете выбрать один из трёх вариантов. Вы можете потратить деньги на что-то, что вы употребите сейчас. Вы также можете вложить их во что-нибудь, чтобы заработать больше, но, очевидно, это сопровождается риском. Или же вы можете оставить их в качестве сбережений. И Хоппе в своём эссе спрашивает: зачем мы держим сбережения? В конечном счёте, всё дело в неопределённости. Справедливости ради стоит упомянуть, что об этом говорит и Мизес.

Как бы то ни было, суть в следующем мысленном эксперименте. Представьте, что неопределённости нет. Тогда, возможно, сбережения не нужны. Можно просто инвестировать свои средства или ссудить кому-нибудь так, чтобы получить обратно как раз тогда, когда они нам понадобятся. Например, я знаю, что через полгода мне понадобится $1000, чтобы купить некий товар. Мне не обязательно держать эти деньги всё это время, если нет никакой неопределённости. Я могу положить их на шестимесячный депозит или вложить в облигации или другие инструменты, которые можно погасить ровно через полгода.

Итак, Хоппе в своём эссе пытается объяснить, что денежные сбережения дают определённость в неопределённом мире. Если вы держите наличные, то у вас есть самый ликвидный актив, или самый ходовой товар, о котором мы говорили выше. Благодаря этому вы можете купить практически что угодно с минимальным скольжением цены и минимальными усилиями на поиск торгового партнёра. Вместо того чтобы производить бартер и рассчитывать на двойное совпадение потребностей, вы просто используете деньги.

иллюстрация разные народы обмениваются благами бартер деньги
Источник иллюстрации: БитНовости

И некоторые люди, включая более агрессивных противников Биткойна и популярных финансовых аналитиков, смешивают эти категории. Они сравнивают золото и ведущую криптовалюту и говорят: «Золото – это ведь всего лишь непродуктивная горная порода. Зачем его держать?» И это неправильный выбор категории.

Эти люди рассматривают золото и Биткойн как нечто, что должно относиться к категории инвестиций и приносить дивиденды: как акции, проценты или облигации. Но золото и Биткойн держат не поэтому. Их держат в качестве сбережений.

Также здесь стоит рассмотреть понятие спекулятивного спроса. Одна из оправданных причин копить сбережения в том, что вы верите, что это увеличит вашу покупательную способность. Например, в прошлом, если вы считали, что цена золота вырастет, то вы держали золото, что давало возможность купить больше домов, машин, еды, одежды и т. д. Таким образом, это хорошая причина для спекулятивного спроса.

Так что это один возможный ответ австрийской школы на то, что Биткойн не имеет доходности. Он и не должен её иметь. Его скорее следует рассматривать как сбережения.

фотография монетка биткойна лежит на золоте

Ещё одно ключевое эссе Ханса-Хермана Хоппе называется «Как возможны фиатные деньги?» В нём можно найти достаточно интересные аргументы, которые, на мой взгляд, подтверждают то, о чём писал Карл Менгер в эссе «О происхождении денег». Опять же, в качестве главного фактора возникновения денег указывается личная заинтересованность. Нет никакой организации сверху, нет даже необходимости, чтобы кто-то отстаивал золото или Биткойн. Каждый, действуя в своих интересах, предпочитает держать те или иные деньги, потому что считает их лучшим средством сбережения.

Хоппе утверждает, что каждому выгодно выбирать средство обмена, которое уже используют другие. Это опровергает распространённую в криптосфере идею о мире множества монет. В сущности, это возвращает нас к проблеме бартера. Вместо этого нам следует мыслить о единых господствующих деньгах, которые наиболее полезны и оптимальны для расчётов.

Хоппе в своём эссе также утверждает, что учёт в мире с одними господствующими деньгами точнее выражает альтернативные издержки, потому что валютные рынки теряют своё значение и нет необходимости различать отчётную валюту, транзакционную и т. п. Валютный трейдинг, хеджирование и т. п. – всё это становится абсурдным.

Ещё один аргумент Хоппе касается идеи о торговых зонах, в каждой из которых могут быть свои предпочитаемые деньги. Если люди предпочитают становиться богаче, а не беднее, то они выберут глобальную торговую зону. И почему бы в век интернет-коммерции такую роль не играть Биткойну? Американский доллар для этого не годится, потому что его проще блокировать или цензурировать. Существуют экономические санкции и финансовый надзор.

Здесь вопрос в том, какая из криптовалют станет самой глобальной. Думаю, можно утверждать об исключительности и особенности Биткойна. Он был первым… Точнее, не совсем первым. До него были другие попытки создать цифровые деньги: BitGold, B-money Вэя Дая, а также некриптографические версии Liberty Reserve и E-gold. Все они либо так и не были доведены до ума, либо были прикрыты властями. Так что в этом смысле можно понять, почему Биткойн особенный.

Но вернёмся к эссе Хоппе. Он ссылается на «Теорию денег и кредита» Мизеса. Хоппе говорит о схождении на едином товаре, в котором проще всего проводить расчёты и который все наиболее охотно принимают: «Менее ходовые товары один за другим исключаются, пока наконец не останется самый ликвидный». В определённом смысле, эта идея схождения на лучших деньгах согласуется с денежным максимализмом Биткойна.

Ещё одна статья, заслуживающая внимания – «Бычий тренд Биткойна» Виджая Бойяпати. Я не буду пересказывать здесь всю статью, но выделю лишь некоторые ключевые моменты, касающиеся денежных свойств.

Итак, вернёмся к вопросу о том, что делает тот или иной товар более ликвидным, Насколько он долговечен? Насколько легко проверить его подлинность? Насколько легко его пересылать? Насколько сложно его подделать? Биткойн реализует всё это с помощью программного обеспечения. Так что, имея ПО полного узла, можно легко проверить подлинность.

Можно сравнить с золотом. В прошлом бывали примеры, когда за золото выдавали позолоченный вольфрам. Так что имеют место трудности, связанные с подтверждением подлинности золота или его пробы.

Если говорить о вкладе Виджая, то мне очень нравится, как он отвечает тем, кто ждёт «следующего Биткойна». Как объясняет Виджай, никакого «следующего Биткойна» не будет. Очень трудно отменить сетевой эффект, и к тому же с выбором тех или иных денег связаны весомые альтернативные издержки.

Таким образом, это не то же самое, что переходить из одной социальной сети в другую или иметь несколько аккаунтов. Если вы держите больше валюты А, то это значит, что вы неизбежно держите меньше валюты Б. И, опять же, со временем наблюдается тяготение к лучшей.

Как объяснял Пьер Рошар, ликвидность порождает ликвидность. Поэтому даже небольшое превосходство валюты А над валютой Б по ликвидности будет усиливаться, так что валюта А, при прочих равных, победит на рынке денег.

Ещё один хороший ресурс, который нельзя обойти стороной, если вы хотите узнать больше о Биткойне, – это «Краткая история денег» Сейфедина Аммуса. На мой взгляд, новичок найдёт здесь много полезной информации о денежной истории. Кроме того, ещё одна ключевая идея Сейфедина – отношение запасов к приросту.

Рассматривая историю денег, Сейфедин указывает на то, что фиатные деньги не работали бы без правительственного вмешательства. Отношение запасов к приросту можно сопоставить с темпом инфляции денег. У большинства фиатных валют годовая инфляция может составлять 5-7% или больше. Историческая инфляция золота – 1,5-2% в год.

У Биткойна же, с другой стороны, большая часть инфляции приходится на ранние годы. Каждые 4 года количество нового предложения уменьшается в два раза. Данное событие известно как халвинг или уполовинивание – тогда вознаграждение за блок Биткойна сокращается в два раза. Это значит, что со временем его темп инфляции опустится намного ниже всего того, что мы когда-либо видели.

Это важно понять, потому что, опять же, возвращаясь к вопросу о ликвидности во времени и пространстве, вы знаете, что предложение не может превысить 21 млн, – это алгоритмически гарантирует ПО Биткойна. Сегодня инфляция Биткойна, предположим, 4%, а если учесть утраченные монеты, то 5-6%.

Затем, после следующего халвинга, она снизится до 2-3%. Ещё после следующего – до 1-2%. После очередного халвинга инфляция будет ещё меньше. Можете дальше представить себе по аналогии, что будет через несколько десятилетий. Это многодесятилетний феномен. Так что люди вполне могут предпочесть хранить стоимость в биткойне, потому что он лучше других денег.

Это важная мысль, которую нужно понять. Также Сейфедин в своей книге приводит некоторые исторические примеры. Нужно прочитать книгу, чтобы их понять. Быстрый пример: европейские поселенцы, прибывшие в Африку, где местные племена использовали в качестве денег стеклянный бисер. У европейцев были технологии для изготовления стекла. Поэтому они могли отправиться домой, изготовить стеклянные бусины, привезти их в Африку и затем заполучить богатство африканцев за копейки.

фото бусы из вампума - древние деньги
Фрагмент ожерелья из захоронения в Сунгири, Россия, 28 тыс. лет до наших дней. Сцепленные сменные бусины из мамонтовой кости. На изготовление каждой такой бусины могло потребоваться до двух часов.

Согласно Сейфедину, урок из этого таков, что сложно защититься от риска, что кто-то использует деньги, более твёрдые, чем твои. Это в очередной раз возвращает к идее о том, что лучше всего использовать самые твёрдые деньги. Если вы не используете самые твёрдые деньги, то кто-то может лишить вас вашего богатства за сущие копейки, и примеров подобного много. Думаю. сюда можно также отнести камни Раи с островов Яп. Подробнее можно прочитать в книге.

фотография камни раи на острове яп деньги древние
Камни Рáи — большие каменные диски, изготовленные из арагонитового или кальцитового известняка с отверстием посередине. Раи добывали на микронезийских островах Палау и Гуам и перевозили на архипелаг Яп, Микронезия, на каноэ или плотах для использования в качестве денег. Источник: Википедия

Следующий автор – Мюррей Ротбард. Вклад Ротбарда, безусловно, огромен. С точки зрения Биткойна, одно из лучших его сочинений – «Что государство сделало с нашими деньгами?» В этой книге Мюррей Ротбард рассказывает о денежной истории и о том, как банковское дело стало коррумпированным и централизованным. Всё это позволяет немного лучше понять, как мы оказались в такой ситуации, что деньги, которые мы сейчас используем, – это скорее какое-то отклонение. Люди тысячелетиями использовали в качестве денег золото. Как так получилось, что мы стали использовать систему ничем не обеспеченных бумажных денег?

Когда говорят о действительной стоимости, необходимо понять, что, с точки зрения австрийской школы, стоимость всегда субъективна. Можно подойти к этому по-другому: чем обеспечено золото? В конечном счёте, более важны денежные характеристики и ликвидность. В этом смысле речь идёт не о системе убеждений, а о том, что наиболее ликвидно и обладает лучшими свойствами.

Ещё одна идея из австрийской экономики заключается в том, что денежная масса не обязательно имеет значение. Быстрый мысленный эксперимент. Представьте, что в нашей небольшой экономике есть 1000 денежных единиц, но на следующий день их вдруг становится 2000. Изменится ли наше общее богатство? Нет, изменилось лишь число денежных единиц. Надеюсь, это ясно.

Суть в том, что настоящая проблема инфляции современных фиатных денег, за которыми стоят центральные банки, законы о платёжном средстве и о налоге на прирост капитала и т. д., сводится к эффекту, получившему название в честь экономиста Ричарда Кантильона.

Те, кто находится ближе всего к денежному крану, то есть люди, первыми получающие новые деньги, пользуются преимуществом, потому что они тратят эти новые деньги по текущим ценам, прежде чем они поступят всем остальным и это должным образом отразится в ценах всех товаров.

В системе частичного банковского резервирования ближе всего к денежному крану банки, правительства и те, кто получает кредиты. И они в выигрыше. Хорошая статья для тех, кто хочет больше в этом разобраться – «Как инфляция попивает ваш молочный коктейль» Дэна Санчеса.

В этой статье хорошо объяснено, как, например, тем, кто получает фиксированную зарплату, сложно избежать влияния создания новых денег на их покупательную способность, тогда как те, кто ближе к новым деньгам, лучше защищены от отрицательных последствий или даже выигрывают.

Таким образом, у движений вроде «Захвати Уолл-стрит» есть зерно истины в том смысле, что система несправедлива. Только нужны определённые экономические познания, чтобы понять, что одна из главных проблем инфляции – это эффект Кантильона.

фото протесты захвати уолл-стрит 17 сентября
17-е сентября 2011 года – первый день протестного движения «Захвати Уолл-Стрит». Источник: chy4u1unger.blogspot.com

Далее хотелось бы снова вернуться к книге Мюррея Ротбарда «Человек, экономика и государство». В ней обсуждается такое понятие, как резервный спрос. Его суть в том, что нечто обретает ценность, когда люди копят его в том или ином смысле. Тот факт, что люди хотят копить товар, делает его более ценным. Об этом же статья Дэниела Кравиша «Я коплю биткойны и тебе не отдам».

То есть использования в транзакциях недостаточно. Нужно также сохранение стоимости. Это возвращает нас к тому, что мы говорили о потреблении, инвестициях и сбережениях.

Также в книге «Человек, экономика и государство» обсуждается идея об изначальной ценности денег. Например, говорят: «Золото может иметь другое применение. Даже если его денежная ценность упадёт, оно по-прежнему будет использоваться в ювелирных изделиях, компьютерах и других технологиях». То есть Мюррей Ротбард пытается сказать, что в качестве отправной точки используется изначальная ценность денежного товара.

Что касается Биткойна, то можно сказать, что у него больше того, что можно назвать денежной наценкой. В ранние дни люди покупали его просто как интересные цифровые деньги. Со временем люди стали видеть в нём большую ценность, и он стал более ликвидным активом. И сторонники австрийской школы могли бы возразить: «Но Биткойн ни для чего не пригоден. Всё это держится на обмане и рано или поздно рухнет». Но это не совсем так.

Дело не только в рыночной цене денег, но также в том, насколько они ликвидны. Некто JP Thor провёл анализ, демонстрирующий истинное рыночное доминирование Биткойна.

Люди вроде Виталика Бутерина из Эфириума могут критиковать Биткойн, говоря, что его доминирование убывает, но на самом деле, если посмотреть на реальную ликвидность, на то, сколько людей им торгуют, то его доля среди всех криптовалют составляет больше 80%. Это в каком-то смысле согласуется с принципом Парето 80/20. Таким образом, можно утверждать, что более важна ликвидность, а не ценность как таковая.

Со временем это станет очевидно, так как Биткойн очень редкий в глобальном смысле: его рыночная капитализация – около $100 млрд, тогда как широкая глобальная денежная масса, по оценке Credit Suisse, составляет около $90 трлн. Биткойн в сравнении с этим лишь капля в море. Так что поскольку он такой редкий, мы ожидаем, что его цена существенно вырастет вследствие роста числа пользователей.

Теперь перейдём к книге Уэрта де Сото «Деньги, банковский кредит и экономические циклы». Это фантастическая работа, объёмная и глубокая. Помимо прочтения коротких статей, действительно стоит ознакомиться с некоторыми более объёмными трудами, такими как этот, а также «Человек, экономика и государство» Мюррея Ротбарда и «Человеческая деятельность» Людвига фон Мизеса.

Итак, в своей книге Уэрта де Сото обсуждает кредитную экспансию, превышающую сумму добровольных сбережений. Он пытается объяснить, что именно здесь кроется истинный движитель фиатных денег и экономических циклов бумов и спадов. Такова австрийская теория циклов деловой активности. Здесь разрозненные нити сплетаются в целостную картину, требующую понимания различия потребительских и капитальных товаров, структуры капитала, теории процентных ставок и того, откуда берутся неэффективные инвестиции – искажения в структуре капитала, ведущие к накоплению предпринимательских ошибок.

В отличие от нормального рынка, где предприниматели совершают ожидаемые ошибки, когда такие ошибки накапливаются и становятся массовыми, мы воспринимаем это как экономические бумы и спады. То есть Уэрта де Сото отстаивает австрийский взгляд, согласно которому банки должны иметь полное резервирование.

Это не значит, что кредита не должно быть. Это лишь значит, что счета должны быть чётко разграничены. Например, если у меня есть депозитный счёт до востребования, то он должен быть полностью доступен мне в любое время. Если я открою срочный вклад, то он не будет доступен в любое время. В текущем мире частичного резервирования банки предоставляют доступ к процентным счетам в любое время, потому что они используют модели, оценивающие вероятность того, что люди будут снимать свои деньги.

фотография национальный банк австрии
Национальный банк Австрии. Источник: agentika.com

Итак, представители австрийской школы, выступающие за полное резервирование, утверждают, что кредитная экспансия, превышающая сбережения и отказ от потребления, провоцирует циклическое поведение экономики. Поэтому Уэрта де Сото убеждён, что частичное банковское резервирование, движущее экономическими бумами и спадами, – это мошенничество.

Лично я не считаю, что это обязательно мошенничество, но я согласен, что это действительно движет экономическими циклами бумов и спадов. Как объясняют Мюррей Ротбард и Гвидо Хюльсман, частичное банковское резервирование стало возможно благодаря правительственному вмешательству, законам о платёжном средстве, центральным банкам как кредиторам последней инстанции, помогающим банкам, когда те неспособны выполнить свои обязательства перед клиентами, и т. д.

Сюда также можно добавить явные и неявные гарантии дотаций, законы о финансовом надзоре и прочее – всё это способствовало образованию нынешней системы со всеми её моральными рисками, вместо того чтобы люди внимательно изучали банки и говорили что-то вроде: «Банк ABC лучше и стабильнее, чем XYZ, потому что последний использует частичное резервирование и я отношусь к нему более скептически». Но сейчас правительство говорит людям: «Мы обо всём позаботимся, не беспокойтесь, просто кладите деньги в любой банк».

И всё это способствует общим системным рискам. Вместо того чтобы позволить отдельному банку обанкротиться, правительство его спасает, и тогда риски становятся больше и обретают системный характер. И в своей книге Уэрта де Сото приводит примеры кредитной экспансии ещё до появления Федеральной резервной системы (ФРС).

Далее стоит упомянуть такого фантастического экономиста, как Гвидо Хюльсман. Он много написал и есть много видео с ним на YouTube, но можно в первую очередь порекомендовать его превосходные книги «Дефляция и свобода» и «Этика производства денег».

В «Дефляции и свободе» Хюльсман объясняет, почему к дефляции не стоит относиться слишком скептически. Да, возможны случаи, когда дефляция кажется чем-то плохим, но причиной этому предшествовавшая инфляция. Так что обычно винят симптом, не понимая, что настоящая причина инфляции – кредитная экспансия, как мы объяснили.

Что касается «Этики производства денег», то в этой книге Гвидо Хюльсман рассказывает об истории денег и о том, как правительственное вмешательство привело к тем деньгам, какие мы имеем сегодня. Он объясняет, как из-за этого вмешательства ухудшается качество денег и восприятие денег людьми.

Одна очень интересная глава этой книги фокусируется на культурных последствиях фиатных денег. Фиатные деньги влияют на мышление людей и их инвестиционное поведение. Они также меняют поведение правительств, потому что дают им лёгкий доступ к финансированию войн и социальных пособий, что, в свою очередь, меняет то, как мы с вами рассуждаем о нашем будущем и необходимости сбережений. Также, например, предоставление правительством пособий отодвигает на второй план необходимость каждому самостоятельно заботиться о себе. Хорошая книга для тех, кого интересует эта тема, – «От взаимопомощи к государству всеобщего благосостояния» Дэвида Бейто.

Теперь обратимся к материалам с сайта Института Сатоши Накамото. В статье Майкла Голдстейна «Все – скамеры» говорится о том, как в мире Биткойна было много взломов и скамов, которые привлекают людей, пытающихся быстро обогатиться. Суть в том, что есть много тех, кто хочет завладеть вашими биткойнами. Если понять теории о гипербиткойнизации и будущей биткойнизации мира, то вы будете хорошенько задумываться каждый раз, когда захотите потратить ваши биткойны.

Ещё одна очень хорошая статья – «Спекулятивная атака» Пьера Рошара. Её главная мысль в том, что со временем, когда доходность со сбережений в биткойне будет расти, центральным банкам будет приходиться всё сложнее, потому что им нужно будет поднимать свои процентные ставки до немыслимых уровней.

Также заслуживает внимания статья Дэниела Кравиша «Завеса искусности и привлекательность Биткойна». В ней затрагивается агентская проблема. Если вы работаете на правительство, то у вас не обязательно есть полномочия, чтобы просто прикрыть Биткойн. Узнав о нём больше, вам, возможно, захочется позаботиться о вашей семье и близких и самому заполучить побольше биткойнов. Мы уже видели подобное, когда, например, следователи по делу Silk Road шли на сомнительные поступки, чтобы обзавестись биткойнами.

Мне приходилось слышать истории о том, как венесуэльские чиновники пытались завладеть оборудованием для майнинга Биткойна. И таких примеров много. На самом деле правительство – не единый монолит; оно состоит из людей, каждый из которых имеет свои мотивы.

Ещё одна статья Пьера Рошара «Управление Биткойном» объясняет, что значит «Биткойн – пиринговая сеть». Биткойн держится на интерсубъективном социальном консенсусе. Люди, использующие ПО полных узлов, верят, что оно представляет правила подтверждения транзакций и блоков Биткойна, что будет не больше 21 млн биткойнов и т. д. Согласно принципу из теории игр, известному как точка Шеллинга, или фокальная точка, люди решают, какое ПО использовать, предполагая, что его также будут использовать другие, и в этом вся суть Биткойна.

иллюстрация человек с биткойном вместо лица
Источник иллюстрации: Steemit

Следующий автор – Трейс Майер – написал много, но он особенно известен благодаря своей концепции семи сетевых эффектов Биткойна. Эти семь сетевых эффектов усиливают друг друга и делают Биткойн всё более и более влиятельным. Благодаря им становится всё труднее создать новую монету, которая смогла бы потеснить Биткойн. Именно поэтому за более чем 11 лет её существования потеснить первую криптовалюту никому так и не удалось.

Семь сетевых эффектов по Майеру – это спекуляция, принятие продавцами, принятие потребителями, безопасность, внимание разработчиков, финансиализация и всемирная резервная валюта. Пожалуй, самый влиятельный из них – это спекуляция. Когда люди спекулируют на Биткойне, это способствует благоприятным восходящим циклам. Стоит также отметить, что сетевой эффект разработчиков также очень силён, потому что люди хотят создавать что-то, что просуществует долго.

Ещё одна концепция, часто упоминаемая в связи с Биткойном, – это эффект Линди, популяризированный Нассимом Талебом. Чем дольше что-то существует, тем дольше оно ещё может просуществовать. Это способствует использованию Биткойна и разработкам на его основе, вместо того чтобы пытаться создать «новый Биткойн».

Теперь затронем парочку проблем, с которыми сталкиваются многие новички, начиная задумываться об альткойнах. Будьте честны в отношении своих намерений, потому что многие новички, с которыми я общался, на самом деле просто хотят получить десятикратную прибыль или считают, что они опоздали с Биткойном. Возможно, не все готовы это признать, но, если копнуть глубже, всё действительно так.

Ещё одно заблуждение касается покупки единиц. Люди думают: «О, я могу купить целых 10 монет Ripple, но не могу купить даже одного биткойна, потому что он так дорого стоит». Они не понимают, что можно купить часть биткойна. Именно отсюда происходит мем о накоплении сатоши – долей биткойна.

Ещё одна проблема многих альткойнов в том, что они централизованы. Они не такие неизменяемые, как заявляется. Правительство при желании может пригрозить или повлиять на кого-то, чтобы изменить правила игры, и именно поэтому так важна имеющаяся в Биткойне возможность самостоятельно подтверждать транзакции с помощью собственного полного узла. Проблема некоторых альткойнов в том, что, как говорил Уоррен Баффетт, «только с отливом мы узнаем, кто плавал голый». Некоторые из них всего лишь криптовалютные ролевые игры. Они на самом деле не децентрализованы, даже если это станет очевидно лишь впоследствии. Они просто не стали достаточно большими или грозными, чтобы власти хотели их прикрыть. Так что имеет место определённая нечестность в отношении того, как легко эти монеты взломать, атаковать или изменить.

Мы уже упоминали о некоторых проблемах технологии блокчейна, в частности её вычислительной неэффективности, о чём говорится в статье Ника Сабо «Деньги, блокчейны и социальная масштабируемость». Что касается идеи о «токенизации мира», то это само по себе не плохо, но некоторые люди думают, что если был большой прирост Биткойна, то будет и большой прирост токенов, тогда как на самом деле прибыль получат держатели активов, стоящих за токеном, будь то недвижимость, акции или что-то ещё.

Думаю, люди обманываются насчёт того, насколько большим может стать рынок токенов и насколько он вообще важен. Есть также вопрос о том, насколько доминирующим станет Биткойн. Из принципа Парето вытекает, что 80% будет приходиться на одни преобладающие деньги, а остальные 20% – на какие-то из альткойнов. Или же, возможно, это будет золото, на самом деле мы этого не знаем.

На мой взгляд, даже если это будет 80%, это всё равно будет мир Биткойна. Возможно, какие-то альткойны и другие валюты по-прежнему будут существовать, но господствовать будет Биткойн. Лично я не стал бы иметь дело с альткойнами, так как считаю, что никто из них не способен конкурировать с Биткойном.

Иногда также говорят о том, что, возможно, мы найдём деньгам новые применения и старые правила больше не будут действовать. Опять же, думаю, упускается из виду, зачем мы держим деньги. Как уже объяснялось, мы держим их из-за неопределённости насчёт будущего.

Некоторые также выказывают озабоченность из-за того, что все биткойны в настоящее время используются непосредственно в транзакциях, здесь и сейчас, на что австрийская школа отвечает, что нужно время, могут понадобиться десятилетия, прежде чем Биткойн достигнет по-настоящему больших масштабов, и нужно понимать, что деньги развиваются поэтапно. Об этом писал ещё Уильям Джевонс, и об этом упоминали Ник Сабо и Виджай Бойяпати: сначала драгоценность, затем средство сбережения, средство обмена и учётная единица.

Также стоит отметить мысль Мюррея Ротбарда и других представителей австрийской школы о том, что главная полезность денег – в их функции средства обмена. Все остальные функции подчиняются этой. Некоторые люди пытались разделять функции денег – средство сбережения, учётная единица, – тогда как в действительности все они подчиняются функции средства обмена, что снова возвращает к вопросу о том, какой товар самый ликвидный.

Надеюсь, это обсуждение было для вас полезным и познавательным. Я считаю, что в первую очередь нужно инвестировать в своё образование по Биткойну. Вместо того чтобы сразу бросаться что-то покупать, следует больше почитать и разобраться в аргументах в пользу Биткойна. Если у вас есть время на чтение лишь одной статьи, то я бы советовал «Бычий тренд Биткойна» Виджая Бойяпати.

Источник


Источник: https://bitnovosti.com/2020/05/27/bitcoin-austrian-thought/

*Биткоин бесплатно получить

*Купить, продать, обменять Биткоин

Android-приложение Bitcoin Neratan – графики курса BTC/USD с объемами позитивного/негативного новостного фона.

Теги: Top  История  Финансы  Футурология  Экономика  австрийская_школа_экономики  австрийская_экономическая_школа  Австрия  альтернативы_банкам  банки_и_криптовалюты  банки_против_криптовалют  безопасное_хранение_криптовалюты  биткойн_и_фиатные_деньги  биткойн_против_фиата  будущее_биткойна  Будущее_криптовалют  девальвация_фиатных_валют  деньги_будущего  инфляция_фиатных_валют  история_денег  история_краха_фиата  история_происхождения_денег  криптовалюты_и_фиат  фиатные_деньги_и_инфляция  что_будет_с_Биткойном_в_2020  что_такое_деньги 



[vkontakte] [facebook] [twitter] [odnoklassniki] [mail.ru] [livejournal]

Statok.netКаталог сайтов