Обмен электронных валют по самому выгодному курсу!
 

Kurbetsoft
«Финансиализация»: Почему Уолл-стрит угрожает цене биткоина

Биткоин был создан как противовес финансовой системе. В самом первом блоке Сатоши Накамото написал: «The Times 03/Jan/2009 Chancellor on brink of second bailout for banks».

Однако, спустя 10 лет, биткоин всё больше переплетается с Уолл-стрит. В прошлом году были запущены фьючерсы на биткоин, а платформа Bakkt компании Intercontinental Exchange обещает стать главной институциональной платформой для индустрии криптовалют. Есть основания считать, что не за горами и долгожданные биткоин-ETF.

Но станет ли эта игра с Уолл-стрит выигрышной для биткоина? Многие представители индустрии и комментаторы в этом уверены. Экономист Джейпи Конинг из Breaker — не очень. Одним из путей понять, как финансиализация биткоина повлияет на него («финансиализация» означает, что активы могут быть обменяны через вторичные финансовые инструменты) — это посмотреть, как проходило долгое противостояние золота с финансами. Довольно подходящее сравнение, учитывая то, что биткоин часто описывается как «цифровое золото».

Большая часть мировой торговли золотом ведется на Лондонском рынке драгоценных металлов. Лондонская ассоциация рынка драгоценных металлов (LBMA) предоставляет статистику рынка, которую недавно проанализировал аналитик золота Ронан Мэнли.

В Лондоне торгуется около 1,45 млн. тонн золота в год. Однако, по данным Всемирного совета по золоту, только 0,19 млн. тонн желтого металла на сегодняшний день фактически добыто. Таким образом, каждый год Лондон наторговывает в 11 раз больше реальных объемов золота.

Эта торговля не предполагает перевода золота в реальные унции. Большая часть золота, которое торгуется в Лондоне, находится в форме так называемого «экранного золота». Этот своеобразный эквивалент нельзя потрогать или взвесить. Он существует только в виде цифр на экране трейдера, которые постоянно меняются по всему миру. Банки драгоценных металлов отвечают за создание долговых обязательств в золоте.

Очевидно, что экранное золото, созданное банками, не полностью обеспечено. На каждые $1000 выпущенных долговых обязательств в золоте банкиры обычно хранят намного меньший резерв жёлтого металла (скажем, на $10 или $20).

Сохранение дробного резерва позволяет лондонским банкам создавать невероятное количество экранного золота на тонкой основе реального положения вещей. Мэнли подсчитал, что банки драгоценных металлов хранят всего лишь 998 тонн золота в лондонских хранилищах. Они используют это незначительное количество драгоценного металла для генерации 5880 тонн суточного объема торгов (или 1,45 млн. тонн в год). Большая часть золота так и остаётся на экране.

Когда финансы объединятся с биткоином, аналогичный сценарий может быть использован новым классом «биткоин-банкиров». Если эти банкиры смогут создать, скажем, 100 млн. «экранных биткоинов», используя лишь миллион реальных, то биткоин фактически перешагнёт свой лимит в 21 млн. монет.

Кейтлин Лонг, специалист по вопросам блокчейна и ветеран Уолл-стрит, подтверждает эту гипотезу. По её словам, биткоин имеет алгоритмический дефицит, и это по большей части то, что придаёт ему ценность. Но эта нехватка будет компенсирована, если «Уолл-стрит начнёт создавать цифры на биткоин из воздуха, не обращая внимания на его фактический объем». В качестве примера склонности к созданию копий реальных вещей Лонг приводит транзакцию, которая сделала Dole Foods приватной компанией в 2013 году. Судья впоследствии постановил, что акционерам Dole недоплатили. Но когда настало время получить реституцию, было подано 49,2 млн. обоснованных заявок, хотя у Dole было только 36,8 млн акций.

Рынок золота даёт некоторые подсказки последствий для биткоина. Финансиализация золота уходит далеко в 1600-е годы, когда банкиры начали выпускать деноминированные золотом банкноты. Банкнота давала своему владельцу возможность выкупить одну унцию золота. Однако из-за редких случаев выкупа банкиры вскоре обнаружили, что вполне приемлемо хранить только часть этой суммы в резерве. Потребителям было намного удобней хранить банкноты вместо золотых монет даже несмотря на то, что банкноты были более рисковым активом, чем реальный драгоценный металл.

Как замена реального золота «бумажным» повлияла на его цену? Экономист Джордж Селгин описал это в своём блоге. Поскольку банкноты постепенно заменяли золотые монеты, людям уже не требовалось эквивалентное количество золота. Спрос на золото снизился, а вместе с ним снизилась и его цена, отмечает Селгин.

Аналогичная «инфляция» может произойти и в биткоине, если Уолл-стрит откроет для него свои возможности. Многие спекулянты, вероятно, предпочли бы долговые обязательства банков, чем реальный биткоин. Больше биткоинов в обороте («ликвидность») означает больше торговых возможностей. «Синтетический» биткоин обеспечил бы спекулянтам влияние на его цену, но без всяких хлопот по хранению и страхованию. В отличие от реального биткоина эти долговые расписки будут храниться в банках и, следовательно, будут непередаваемы. А поскольку относительно мало людей использует биткоин в качестве денег, возможность прямой выплаты будет небольшой.

И на сколько же снизится цена биткоина? В случае с золотом Селгин указывает, что финансиализация золота не снизила его спрос до нуля. Банкам по-прежнему приходилось удерживать определенное количество резерва в своих хранилищах, а люди по-прежнему хотели обладать физическим золотом по религиозным соображениям и потому, что это красиво.

Но биткоин не обладает аналогичными практическими свойствами. Долговые расписки на биткоин без спроса на его реальный эквивалент могут нанести серьёзный ущерб цене.




[vkontakte] [facebook] [twitter] [odnoklassniki] [mail.ru] [livejournal]

Statok.netКаталог сайтов